Accessibility links

«Я в "тачкисты" бы пошел…»


Знакомый сухумский водитель маршрутки в разговоре со мной стал рассуждать на эту тему: «Ну и правильно, надоели уже эти тачки, которые на границе все загромождают!»

Знакомый сухумский водитель маршрутки в разговоре со мной стал рассуждать на эту тему: «Ну и правильно, надоели уже эти тачки, которые на границе все загромождают!»

СУХУМИ--В будущую субботу в Абхазии станет одной специальностью меньше. Имею в виду так называемых «тачкистов», причем не всех, а только тех, кто специализируется на перевозке через границу на Псоу товаров на продажу – в частности, сельхозпродукции. Другие, которые выполняют роль носильщиков, конечно, останутся, но у них орудия труда - тачки, на которых они перевозят вещи пересекающих российско-абхазскую границу по пешеходным дорожкам, - помельче.

Профессия «тачкист» (другие говорят «тачечник») появилась в Абхазии сразу после грузино-абхазской войны. Примерно в те же времена в русском языке получило распространение слово «челнок». Эти люди, появившиеся на всем постсоветском пространстве, обычно возили товар через границы в огромных клетчатых китайских сумках и именно с этими сумками стали, в основном, ассоциироваться. У нас тоже засновали «челноки» – через Псоу в Россию и недолгое время через море в Турцию. Но «тачкисты» - это все же иное. Они предлагают свои услуги по перевозу чужого имущества. Каких только самодельных конструкций тачек ни насмотрелся я на Псоу в первые послевоенные годы! Сваренные из железных деталей, они, по-видимому, не только обходились дешевле, но и были гораздо прочнее фабричных, хотя выглядели порой чудовищно.

Когда в конце 1994 года мужчинам призывного возраста был запрещен въезд из Абхазии в Россию, множество женщин-«челноков» впряглось в тачки, как бурлаки на Волге, чтобы как-то кормить свои семьи. В разгар вывоза мандаринов и другой сельхозпродукции, бывало, спали в очередях на границе на холодном ветру…

Что касается «тачкистов», то постепенно возникло целое их поселение. Как-то в середине нулевых меня угораздило напечатать тираж газеты в сочинской типографии, а российские таможенники вдруг «взбрыкнули» и не пропустили его через границу. Пришлось, дожидаясь «более доброй смены», заночевать по рекомендации «тачкиста» в комнатке вместе с полдюжиной его коллег в доме барачного типа. Так что появилась возможность увидеть жизнь этих бедолаг, что называется, изнутри. Это были люди из разных уголков Абхазии, с Северного Кавказа и из более отдаленных мест. Некоторые трудились семьями. Так или иначе, но граница на Псоу кормила и их.

Объявленное недавно решение о том, что с 15 октября через абхазо-российскую границу перестанут пропускать крупногабаритные тачки и отныне завоз продуктов будет осуществляться только автотранспортом, вызвало в обществе неоднозначную реакцию. Знакомый сухумский водитель маршрутки в разговоре со мной стал рассуждать на эту тему: «Ну и правильно, надоели уже эти тачки, которые на границе все загромождают!»

Слушать


А вот журналист Надежда Венедиктова откликнулась не так давно в интернет-издании «Асаркьа» репликой под тревожным заголовком «Мандаринового сезона не будет?» Она задалась вопросом, который пришел, не сомневаюсь, в голову многим. Ведь после вступления в действие этого решения множество людей из социально незащищенной группы населения останутся без работы. Вокруг границы, пишет она, давно образовалась своя негосударственная инфраструктура, кормящая тех, кто не смог устроиться более комфортно. И о них тоже стоило подумать: как минимум, можно было предупредить о подобном решении хотя бы за полгода, дав людям возможность поискать альтернативные пути заработка. Тем более что с середины октября начинается самый выгодный в торговом отношении сезонный вывоз сельхозпродуктов – фейхоа, орехи, хурма, а следом пойдут мандарины.

Но во вчерашнем номере газеты «Эхо Абхазии» Надежда Венедиктова уже несколько по иному взглянула на эту проблему. После ее разговора с Саидом Таркилом, главой абхазской таможни, выяснилось, что запрет прохода через границу крупногабаритных тачек с товаром принят по настойчивому требованию российской стороны. Вступив в Таможенный союз с Белоруссией и Казахстаном, Россия обязана выполнять все пункты подписанного соглашения, которое предусматривает пропуск товаров только при наличии сопроводительных документов. Чтобы свести к минимуму потери нашей стороны при перевозе сельскохозяйственных продуктов в осенний сезон, достигнута временная договоренность с российской таможней о возможности перевозить их автотранспортом при наличии только техпаспорта. В прошлом сезоне из 30 тысяч тонн мандаринов «тачкистами» перевезено всего шесть тысяч тонн, предполагается, что это количество можно будет вывезти уже более цивилизованным способом.

Мне в связи с проблемой ликвидации владельцев крупногабаритных тачек «как класса» вспомнилась другая история, чем-то на нее похожая. В начале 2003 года назначенный (между прочим, уже вторично) премьер-министром Абхазии Геннадий Гагулия активно взялся за нововведения. В частности, обязал установить в магазинах кассовые аппараты, а с улиц убрать портящие вид населенных пунктов бензовозы, которые функционировали как бензозаправки. Но Геннадий Леонидович явно опередил время. Владельцы бензовозов, оказавшиеся перед опасностью потерять кусок хлеба, так оглушительно резко выступили против (их энергию использовала и тогдашняя политическая оппозиция), что это, считают многие, стало одним из слагаемых последовавшей вскоре отставки Гагулия. Но вот прошло несколько лет, и новому премьеру, уже гораздо более прочно сидевшему в этом кресле, – Александру Анквабу – удалось-таки убрать бензовозы с улиц.

Хотя многие водители, помню, тогда ворчали: они считали, что на стационарных АЗС им бензин не доливают, а с бензовозов наливали в канистры, там все было видно. Но поворчали и перестали…
В ситуации с «тачкистами» произойдет, скорее, то же самое. Придется, видно, их большей части переквалифицироваться. Допустим, в строители.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG