Accessibility links

НПО: «Наши леса - наше право!»


Почему Закон Грузии о лесах был написан на английском языке, пришлось объяснять министру Александру Хетагури.

Почему Закон Грузии о лесах был написан на английском языке, пришлось объяснять министру Александру Хетагури.

ТБИЛИСИ---Новый проект Закона Грузии о лесах, который еще называют «Лесным кодексом», стал причиной острых дебатов между представителями НПО и Министерством энергетики и природных ресурсов. Сегодня в гостинице «Шератон Метехи Палас» публичное рассмотрение законопроекта проходило на фоне акции протеста представителей НПО по защите окружающей среды. Экологи критиковали министра Александра Хетагури за непрозрачный стиль работы, за то, что законопроект был написан на английском языке, а грузинский вариант долго не был доступен заинтересованным лицам.

Министру энергетики и природных ресурсов Александру Хетагури о важности нового законопроекта по защите лесов пришлось говорить на фоне транспарантов, которые держали представители НПО. Написанные на разных языках слоганы гласили: «Говорите с нами на грузинском!», «Лес - не только деньги!», «Наши леса - наше право!». Защитники природы протестовали не только против содержания нового закона, но и стиля работы министерства. Возмущение у экологов вызвал тот факт, что законопроект был первоначально написан на английском языке, грузинский перевод текста был опубликован со значительным опозданием. То же самое повторяется и с формами, которые необходимо заполнить при выдаче лесов в аренду на 49 лет. Они также составлены на английском языке, и министерство не торопится предоставить грузинский вариант.

Одним из тех, кто во время обсуждения ни на мгновение не выпускал из рук плаката, был представитель сети НПО по защите окружающей среды на Кавказе (CENN) Резо Гетиашвили. По его словам, защитники природы не против изменений, а против практики, к которой власти прибегают с завидным упорством: игнорирование мнения общественности при решении важных государственных вопросов.

«Плохо то, что именно эти поправки содержат в себе огромный риск и опасность. И по этому поводу власти не желают вести конструктивный и адекватный диалог с населением. Люди о «Лесном кодексе» вообще ничего не знают».

Слушать


Почему Закон Грузии о лесах был написан на английском языке, пришлось объяснять министру Александру Хетагури. По его словам, законопроект разработали иностранные эксперты, а потом он был переведен. Что касается прилагаемой к нему форме на аренду лесов, Хетагури ответил:

«Речь идет о форме договора об аренде, но мы же его сегодня не рассматриваем? Мы обсуждаем закон. Когда будем рассматривать с НПО второй документ, тогда его и переведем».

Заверения министра в том, что делается все возможное для максимальной защиты лесных ресурсов, его обещание учесть нарекания экспертов и общественников до отправки законопроекта в парламент, не кажутся убедительными руководителю НПО «Движение зеленых Грузии» Нино Чхобадзе. Она не скрывала возмущения по поводу содержания нового «Лесного кодекса»:

«Этот документ позволит министру единолично менять статус лесных массивов, делить их на фрагменты, в результате чего могут увеличиться территории, на которых будет осуществляться вырубка леса. Не соблюдены международные стандарты - о защите лесов, о создании защищенных зон идет лишь общий разговор. Мы не можем принять этот документ, страна просто потеряет лесные угодья!»

Представители НПО потребовали от министра Хетагури внести в законопроект дополнительную главу «Об участии общественности», которая даст право защитникам природы вести независимый мониторинг государственной политики по охране лесов. НПО выступают также против выдачи лесных территорий будущему арендатору в долгосрочную аренду до тех пор, пока не будет проведена экспертиза, как инвестиционный проект в случае реализации повлияет на окружающую среду. Беспокойство защитников природы понятно - новый кодекс разрешает отдавать лесные массивы в аренду сроком на 49 лет.
XS
SM
MD
LG