Accessibility links

Анкваб формирует команду


И действительно, как многие рассуждают сегодня, в период формирования властных структур, Александр Анкваб избавляется от намеченных к этому госчиновников последовательно и планомерно, как питон сжимает жертвы кольцами своего тела, перекрывая им кислород

И действительно, как многие рассуждают сегодня, в период формирования властных структур, Александр Анкваб избавляется от намеченных к этому госчиновников последовательно и планомерно, как питон сжимает жертвы кольцами своего тела, перекрывая им кислород

СУХУМИ---Между тем, как проходили и обсуждались в обществе процессы формирования правительства сейчас и полтора года назад, после предыдущих президентских выборов в Абхазии, в разгар кадрового застоя – «дистанция огромного размера».

Нет, Сергей Багапш вовсе не был «пластилиновым» президентом, но при решении кадровых вопросов, судя по всему, последовательно придерживался принципов: «Давайте не обижать людей» и «Не буди лиха, пока оно тихо». Вот почему все серьезные назначения в течение шести с лишним лет его правления носили вынужденный характер, и новые лица в руководстве появлялись крайне редко.

Ну, скажем, после добровольной отставки в мае 2009-го Рауля Хаджимба на пост вице-президента впоследствии был избран Александр Анкваб, освободившееся место премьер-министра занял Сергей Шамба, а освободившееся им место министра иностранных дел – Максим Гвинджия. После добровольной опять же отставки Станислава Лакоба возглавлявший МВД Отар Хеция занял освободившееся им место секретаря Совбеза, а в главные милиционеры страны был выдвинут Леонид Дзапшба. Да, ну и наградой за успешно проведенную избирательную кампанию 2009 года председателю партии «Единая Абхазия» Дауру Тарба стал специально учрежденный для него пост четвертого вице-премьера. Пожалуй, все!

Возможно, второй президент Абхазии переборщил, стараясь извлечь уроки из опыта своего предшественника. Первый президент Абхазии Владислав Ардзинба в кадровой политике напоминал «громокипящий кубок», часто и неожиданно отправлял высших госчиновников в отставку и множил тем число своих внутриполитических противников. Третий же президент, заранее не сомневались наблюдатели, пойдет своим, третьим путем. И действительно, как многие рассуждают сегодня, в период формирования властных структур, Александр Анкваб избавляется от намеченных к этому госчиновников последовательно и планомерно, как питон сжимает жертвы кольцами своего тела, перекрывая им кислород.

Слушать


Нередко это были демонстративные отставки без одновременного назначения преемника, чтобы никто не подумал, что это «выбор между хорошим и лучшим», – как произошло, например, в прошлую пятницу в Абхазской гостелерадиокомпании. Ибо всем очевидно, что оставленный пока исполнять обязанности председателя АГТРК бывший его зам Мирон Кварацхелия – временное в этом статусе лицо. Таким образом, в крупнейшем СМИ Абхазии закончилась эпоха Гурама Амкуаба (многие говорят о ней как об «эпохе застоя»), руководившего ею около полутора десятков лет с небольшим перерывом в 2003-2004 годах.

При этом большинство отставок и назначений было вполне ожидаемым. В абхазском обществе уже достаточно четко знали, кого Анкваб любит, а кого не любит, кого к сердцу прижмет, а кого куда подальше пошлет… Неделю назад в репортаже на «Эхо Кавказа» «Возрождение "Возрождения"» я упомянул про циркулирующие в обществе слухи о некоторых грядущих назначениях, но не стал их пересказывать. Тем не менее, хочу подчеркнуть, что все услышанное мной еще в конце сентября сбылось. И бывший министр образования Индира Вардания взлетела на должность первого вице-премьера, и Вячеслав Чирикба сменил на посту министра иностранных дел Максима Гвинджия…

В последнем случае это было продолжение соперничества двух достойных друг друга и достаточно позитивно воспринимаемых обществом госчиновников, возникшее после предыдущих президентских выборов. Тогда, несмотря на более весомый опыт и послужной список Вячеслава Чирикба (доктор филологических наук, профессор, много лет преподавал в университете в Голландии и был официальным представителем Абхазии в Западной Европе), победил более молодой и умеющий четче говорить Гвинджия, а Чирикба стал советником президента по внешнеполитическим вопросам. Что же произошло теперь? Никаких промахов во время руководства министерством Максим вроде бы не совершил. Одни наблюдатели высказывают мнение, что он, правда, был слишком мягок как руководитель, другие склоняются к мнению, что решающим тут стало то, что он изначально был воспитанником и выдвиженцем Сергея Шамба. Кстати, поздравления Вячеславу Чирикба с назначением министром совпали с поздравлениями с рождением третьего сына.

Что касается Индиры Вардания, то еще слухи о ее новом назначении озадачили общество, а сам факт назначения стал вообще притчей во языцех. Куда ни пойдешь в Сухуме, знакомые и полузнакомые люди начинают делиться недоумением. Излюбленная, в общем, тема для разговоров «пикейных жилетов». Дело в том, что и ее почти семилетнее пребывание на должности министра образования давно стало притчей во языцех.

Выпускница 1983 года Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ, которая, говорят, ни дня не работала педагогом в школе, а все послевоенное время была неприметным для общества чиновником в абхазском правительстве, в бытность свою министром снискала боязнь и нелюбовь многих подчиненных. Это также был самый закрытый для СМИ и испытывающий неприязнь к журналистам министр. Несколько лет назад нашумела история, когда она запретила руководству школ разрешать членам ветеранского движения «Аруаа» участвовать в торжественных линейках в честь последних звонков и вручать школьникам подарки за успехи в учебе.

Причина была банальной: ветераны войны состоят в оппозиционном движении. Но потом, в 2009-м, уже газета «Единая Абхазия», орган одноименной правящей партии (!), напечатала «убойную» статью про министра образования (с бездоказательными, правда, обвинениями). Пришлось срочно изымать тот номер из продажи, а в следующем председатель партии Даур Тарба принес Индире Владимировне извинения. (Но сотрудники газеты в выходных данных номера хитроумно написали: «Мнение редакции не всегда совпадает с мнением учредителя»).

В последнее время журналисты на пресс-конференциях руководителей страны уже в лоб спрашивали (запомнилась своей настойчивостью Элеонора Когония): когда снимут непопулярного министра? И вот, иронизируют сейчас некоторые, найдено гениальное решение: снять-то сняли, но с повышением. Вот типичные рассуждения многих моих собеседников. Странно, мол, ведь Анквабу никак не откажешь ни в уме, ни в политической воле, ни в умении оценивать людей (все хвалят назначенных министрами финансов и культуры молодых Владимира Делба и Бадру Гунба и одобряют отставки таких непопулярных госчиновников, как Зураб Каджая, Алик Логуа и другие). Ему также чуждо, что редкость у нас, потакание родственным чувствам. А может, это просто временное решение? Ведь декларировал же Анкваб ликвидацию в будущем некоторых параллельных структур и уже вернулся от четырех к трем вице-премьерам.

Но столкнулся я и с таким мнением – человека, который не раз бывал в министерстве образования по делам и считает, что негативное восприятие Индиры Вардания – это миф, созданный людьми, привыкшими работать ни шатко ни валко: «Да, она строгая и требовательная, жесткая, потому и не любят ее необязательные подчиненные. А начальство, наверное, за эти качества и ценит».

По тому, как Генпрокуратура копает сейчас под структуры МВД, видно, что там тоже грядет обновление руководства. Леонид Дзапшба в Абхазии отсутствует, а обязанности министра исполняет Рамин Габлая.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG