Accessibility links

Граница открыта, пользы нет?


Любой, кто проехался бы по трассе от Степанцминда в сторону КПП Казбеги -Верхний Ларс, обязательно отметил бы, что большинство машин, пересекающих границу, имеют иностранные номера, преимущественно российские (фото Тамуны Циклаури)

Любой, кто проехался бы по трассе от Степанцминда в сторону КПП Казбеги -Верхний Ларс, обязательно отметил бы, что большинство машин, пересекающих границу, имеют иностранные номера, преимущественно российские (фото Тамуны Циклаури)

ТБИЛИСИ---Ровно год прошел с тех пор, как жители Северного Кавказа получили право без виз пересекать границу между Грузией и Россией через единственный легитимный контрольно-пропускной пункт Казбеги - Верхний Ларс. Согласно данным МВД, которые были опубликованы в сентябре 2011 года, за этот период границу пересекли более 127 тысяч человек. Большинство из них - более 68 тысяч - жители Северного Кавказа, преимущественно из Северной Осетии, граждане Армении (40,5 тысяч) и Азербайджана (до 10 тысяч). Сам КПП открыли раньше - в марте прошлого года. Что изменилось в жизни местных жителей за это время?

Любой, кто проехался бы по трассе от Степанцминда в сторону КПП Казбеги -Верхний Ларс, обязательно отметил бы, что большинство машин, пересекающих границу, имеют иностранные номера, преимущественно российские. Чаще всего, не останавливаясь, они проносятся мимо Степанцминда.

Житель Северного Кавказа, который отказался называть свое имя, говорит, что до установления безвизового режима его в Грузию пропускали с трудом, да и то проезд был разрешен только до Степанцминда. Теперь же, въехав в страну, он в течение трех месяцев без проблем может разъезжать по всей Грузии. Азербайджанец по национальности, он чаще всего ездит в Марнеули. Здесь у него не только дела, но и родственники. На границе ему нужно всего лишь представить российский загранпаспорт:

«Проверяют минут пять и отпускают, не задерживая. Вот только продукты не разрешают провозить. Свободно можешь приехать по делам, закончил дело - поехал обратно. Кто хочет, приезжает отдыхать. У кого родственники тут, у кого - знакомые. Приезжают, видят, что в Грузии есть порядок».

Мой собеседник говорит, что после введения безвизового режима многие северокавказцы стали чаще посещать Грузию.

КПП Казбеги - Верхний Ларс открылся 1 марта 2010 года. Этому решению властей предшествовали горячие дискуссии. Тогда особенно спорили оппозиционные депутаты парламента от Христианско-демократической партии, которые основной угрозой для безопасности региона считали владикавказскую организацию «Дарьял», которая не раз заявляла, что Казбегский район - исконно осетинская территория.

Слушать


Владелец местного ресторана Гиоргий Гулашвили тоже выступал против открытия границы, однако, в отличие от политиков, называл другую причину – мол, пользы от этого местным жителям не будет никакой. Свой ресторан он открыл несколько месяцев назад, но и сегодня большого проку от одностороннего открытия границы не видит:

«А мне-то что? Живу в 45 километрах от границы, но выезжать на Северный Кавказ не могу. А там у меня много родственников. (После открытия границы) оживление чувствуется, но для 80 процентов населения нашего района ничего не изменилось. Некоторые «таксуют». Или, как в моем случае, ресторан держат: вот пассажиры-армяне заходят перекусить, кофе выпить».

Открытие границы с Россией в марте прошлого года некоторые эксперты называли «капитуляцией», ведь для граждан Грузии граница вновь оставалась закрытой так же, как и российский рынок. Однако в правительстве утверждали, что «этот шаг положительно отразится на экономическом положении населения данного региона».

Прошло около двух лет, и этого достаточно, чтобы сделать выводы по ответам жителей Степанцминда, которые не слишком отличаются друг от друга. Ничего не изменилось, все идет по-старому, жалуется местная жительница Чопикашвили Ламара, с которой я встретилась в местном магазине:

«Знаете, почему положение местного населения тяжелое? Зимой спускаются лавины. И мы оказываемся отрезанными (от центральных регионов Грузии). Вот когда дорога во Владикавказ была открыта, мы ездили туда и покупали продукты. А теперь, когда дорога (в центр) закрывается, народ голодает».

В разговор вступает Цициа Суджашвили. В этом магазине она проработала 26 лет. Она тоже с сожалением отмечает, что до закрытия российской границы она все продукты привозила из Владикавказа, и они обходились дешевле, чем грузинские товары.

В центре Степанцминда расположена пекарня. Продавщица хлеба тоже говорит, что в жизни местных жителей - мохевцев - ничего не изменилось, разве что хлеба стали продавать больше:

«У кого есть двойное гражданство, те могут пересекать границу. У меня нет возможности, не смогла обзавестись российским паспортом, а то и я бы выезжала. А в районе – безработица, в особенности молодым делать нечего. Раньше (до закрытия границы) работали на перегрузках: фрукты перегружали, зерно, муку».

Именно поэтому, как говорит не пожелавшая назваться моя собеседница, никакой пользы от открытия границы нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG