Accessibility links

Звучащее слово. Лирическое приношение Грузии


Свои стихотворения Дмитрий поет и танцует, и их надо видеть и вслушиваться, чтобы понять феномен этого явления в литературе

Свои стихотворения Дмитрий поет и танцует, и их надо видеть и вслушиваться, чтобы понять феномен этого явления в литературе

ТБИЛИСИ---В Тбилиси прошел творческий вечер известного русского поэта из Минска, одного из самых оригинальных и серьезных мастеров голосового стиха, лауреата Русской премии, организатора многочисленных международных фестивалей поэзии и художественного искусства Дмитрия Строцева.

Свои стихотворения Дмитрий поет и танцует, и их надо видеть и вслушиваться, чтобы понять феномен этого явления в литературе. Выросший в нонконформистской среде Минска 80-х, когда кухни были одним из главных хранителей маргинальной культуры, он впервые в современной поэзии разработал концепцию голосового стиха, о чем говорил и на творческом вечере:

«Поэзия – феномен речи, а не письма. Звучащее слово предваряет слово записанное. Текст – это фиксация. Так сложилось в нашей культуре, что мы -цивилизация читающая. В XVIII-XIX веке просвещенные люди, аристократы в большей степени, чем мы сейчас, могли читать ноты с листа. Я понимаю чтение как примерно такой же процесс. Чтение нот с листа. Эта текстовая культура обратным образом влияет на культуру поэзии. То есть она забирает у поэзии ее звуковую полноту».

Слушать


Кому-то из слушателей такое чтение показалось молитвой. В ответ Дима вспомнил слова коллеги-поэта, сказавшей, что так только «черти в аду воют». Любое восприятие имеет право на жизнь, иначе поэзия оставалась бы плоской и неинтересной. Главными составляющими своего творчества Дмитрий считает переживание катастрофы, когда на краю пропасти можно петь, апеллируя к словам Адорно, возможны ли стихи после Аушвица. Возможны, иначе любое горе становится непреодолимым. И другая составляющая, безусловно, связанная с первой, - благодарение.

Благодарность за такой вечер Дмитрию выразил глава ПЕН-центра Грузии поэт Рати Амаглобели:

«Большое спасибо Дмитрию, что так пел. Поэзия вначале была песнопением, эмоцией, пением и движением. Это первоначало поэзии, и Дима сегодня это реконструировал для нас. Это было очень интересно и задело всех внутри глубоко».

Впервые Дмитрий приехал в Грузию в 1988 году вместе с друзьями-художниками в рамках совместного грузинско-белорусского арт-проекта. Здесь же он принял крещение, о чем, в частности, написал в своей повести «Кавказ радости», и Грузия навсегда вошла в жизнь поэта как духовная родина... Бывает так, что наиболее значительные события в жизни проходят незаметно, что-то заслоняется бытом и суетой. В данном случае произошло иначе. С Грузией поэт связан личностными, глубокими отношениями. Он не раз приезжал сюда, в частности, был как раз накануне войны в тех регионах, которые сегодня принято называть постконфликтной зоной: в Ахалгори и Цхинвальском регионе.

В августе 2008 Дмитрий с семьей были чуть ли не единственными людьми в Белоруссии, кто имел альтернативную российской пропаганде информацию о войне. Тогда Дима писал:

«ВАШИ ТАНКИ НА МОЕЙ ЗЕМЛЕ
То, что сегодня торжествует победу, – не Россия, а Советский Союз.
Нельзя стоять в новой России и оставаться в Советском Союзе. Оставаться советским человеком, разделять советскую идеологию, доверять советской пропаганде, уповать на советские танки. Можно горячо любить Россию и ненавидеть Совок.
Есть Борис и Глеб и вся русская жертвенная святость, есть русская совестливая литература и есть советское истеро-милитаристское сознание.
Россия и Советский Союз, град Китеж и Великий Мордор».

Впоследствии в Минске поэт не раз организовывал вечера, посвященные Грузии, называя свои выступления лирическим приношением своей духовной родине. Этой осенью Дмитрий снова побывал в тех местах, в селе Никози. По словам поэта, для него было очень важно снова приехать сюда после трагических событий. И он был поражен жизнелюбием жителей села. В их сердцах, в их глазах, рассказывает Дмитрий, все осталось по-прежнему, ни зла, ни ненависти, только радушие и любовь:

«Я знал, какие разрушения произошли, знал, что люди потеряли дома, место жизни, боялся, что по приезде в Никози встречу следы войны. Но все оказалось совсем не так, люди сумели эти следы убрать. Куда-то убрали сожженные автомобили, разобрали завалы, начали новое строительство. Люди произвели на меня совершенно удивительное впечатление, потому что, зная их военные истории, я ничего не увидел. В глазах этих людей какой-то свет...»

На вечере было прочитано много стихотворений о Грузии, написанных до и после августа 2008 года. Одно из них называется «Военный турист»:
я
провинциал
не бывал заграницей
а тут предложили
место в танке
не удержался

побывали
поубивали
цхинвали гори поти

какие горы
какое море
какое горе

а это уже на всю жизнь
впечатления

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG