Accessibility links

В память о жертвах репрессий


30-е годы прошлого столетия стали черными страницами в истории многих народов бывшего СССР, в том числе и абхазского

30-е годы прошлого столетия стали черными страницами в истории многих народов бывшего СССР, в том числе и абхазского

СУХУМИ--В Сухуме на набережной Махаджиров появился памятник жертвам политических репрессий. Его открытие приурочили ко Дню репрессированных, который отмечается в Абхазии 30 октября. Монумент представляет собой большой камень, опоясанный колючей проволокой. Его автором является художник Зураб Тужба. На открытие пришли руководители государства, депутаты парламента, родные тех, кто был расстрелян в застенках НКВД.

30-е годы прошлого столетия стали черными страницами в истории многих народов бывшего СССР, в том числе и абхазского. В сталинских лагерях сгинули тысячи, тысячи были объявлены врагами народа. В застенках НКВД люди оказывались по сфабрикованным делам просто потому, что были кому-то неугодны. «Моего отца посадили только за то, что он показал, где похоронен убитый энкэвэдэшниками Бутба. Когда родственники пошли откапывать его, их схватили. Во время допроса они выдали моего отца», - говорит председатель Ассоциации жертв политических репрессий Анатолий Пилия.

Ярлыки врагов советской власти вешались не на всех подряд, а большей частью на учителей, врачей и ученых. Работал конвейер по истреблению абхазской интеллигенции. Жернова репрессий не щадили и самих энкэвэдэшников. Родного дядю Владимира Пилия обвинили в подготовке убийства Иосифа Сталина. Уже на следующий день после стрельбы в Мюссерах чекиста арестовали. «Долго его не держали. Ему связали руки и ноги и бросили в известковую яму живым. Потом засыпали землей. Это был Андрей Пилия», - вспоминает его родной племянник Владимир Пилия.

В память о жертвах репрессий


Даже спустя десятилетия эти истории поражают воображение своей жестокостью. Государство нещадно выкашивало своих граждан. И в Абхазии еще немало живых свидетелей этому кошмару. Причем в лагеря людей отправляли целыми семьями. У Владимира Пилия репрессировали отца и двоих братьев. «14 человек с моим отцом в одну ночь забрали из нашего села Куланырхуа. Есть такое село в Гудаутском районе», - рассказывает Владимир Пилия.

По приблизительным подсчетам жертвами политических репрессий в Абхазии стали семь тысяч человек. До сих пор многие семьи не знают, где покоятся останки их родных. Но теперь есть памятник на сухумской набережной, к которому можно прийти и поклониться. Камень, опоясанный колючей проволокой, как терновым венцом, - это символ пережитой трагедии. «Самое главное, что мы можем сюда привезти своих внуков и правнуков, рассказать им о том, какие были замечательные люди, которые ушли в расцвете сил. Будем надеяться, что наши потомки тоже будут приходить к этому месту», - не скрывая эмоций, говорит председатель Комиссии по увековечиванию памяти жертв политических репрессий Ирма Акиртава.

Большой камень, обвитый колючей проволокой. Автором памятника стал Зураб Тужба, кстати, это его первая работа. Над скульптурой он трудился почти год. «Сама идея была достаточно глубокая, трагичная, которая мимо моей души не могла пройти. Потому что я тоже абхаз, и это касалось моих соотечественников», - рассказывает автор памятника Зураб Тужба.

Десятки людей приняли участие в открытии памятника жертвам политических репрессий. Это были руководители страны, депутаты парламента, студенты, школьники. Пришли и родные самих репрессированных. Отныне им есть, куда приходить.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG