Accessibility links

Белый флаг Онищенко


Онищенко, напоминаю, говорил не о Медведеве, а о Саакашвили. Говорил, как опытный медик, а не чиновник санитарного ведомства

Онищенко, напоминаю, говорил не о Медведеве, а о Саакашвили. Говорил, как опытный медик, а не чиновник санитарного ведомства

ВЗГЛЯД ИЗ РОСТОВА---После добровольного отказа Медведева от власти в пользу старшего товарища в Российской Федерации возникла нешуточная проблема: как теперь его называть? В Америке Медведева назвали бы «хромой уткой». Владимир Путин предложил более деликатный вариант: «действующий президент Российской Федерации» (с ударением на первое слово). Варианты, предложенные населением, лучше не перечислять - одно обиднее другого. И тут на помощь Медведеву пришел самый остроумный российский чиновник – грустный клоун Геннадий Онищенко…

Свой вариант глава Роспотребнадзора озвучил по другому поводу. И речь вроде бы шла не о Медведеве, а о Саакашвили. Но тут уж, «что выросло, то выросло»…

Итак, Who is m-r Medvedev? Версия Онищенко: «Господин, который занимает высший государственный пост в одной из бывших советских республик». Конец цитаты. По-моему, гениально! Все внешние приличия соблюдены. Никто ж не станет спорить с тем, что Российская Федерация – одна из бывших союзных республик. И пост, который занимает господин Медведев, несомненно, «высший» и «государственный». Но стоит сложить пазлы, и получится нечто смешное и ничтожное. То, что доктор прописал!

Онищенко, напоминаю, говорил не о Медведеве, а о Саакашвили. Говорил, как опытный медик, а не чиновник санитарного ведомства. Человек с добрым сердцем доктора Айболита и печальными глазами Аркадия Райкина. Говорил, как скрипка, – красиво и немного нервно. Онищенко признался: не может быть и речи о том, что Саакашвили своими резкими высказываниями его «огорчил» или «обидел». «Почему?» – удивляются его воображаемые собеседники. «Моя профессия этого делать не позволяет, - поясняет эскулап. - К своим пациентам профессиональная этика не позволяет относиться с эмоциями и обидами». Конец цитаты.

Белый флаг Онищенко


За что я люблю российских чиновников? За то, что им до всего есть дело. В любом дому они - дорогие гости. В любой палате – лечащие врачи. Стоит Владимиру Путину опуститься на два метра в теплые воды Азовского моря, - и он уже лучший друг археологов. «Господин, который занимает высший пост в одной их бывших союзных республик», поручил своей пресс-службе накарябать в Twitter`е пару каракуль – и вот уже цхинвальские микроблогеры считают его своим вождем и учителем. Стоит ли удивляться тому, что скромный российский санитарный врач, собаку съевший на глистах и диарее, оказался крупным специалистом по нервным расстройствам, и записывал главу соседнего государства себе в пациенты?!

Впрочем, господина Онищенко можно понять. Не от хорошей жизни он заговорил о ненавистной Грузии и ее невыносимом президенте. Переговоры по вступлению России в ВТО зашли в тупик. Еще летом российская сторона в качестве жеста доброй воли предлагала вновь открыть российский рынок для грузинского вина и минеральной воды.

Грузины отказались: мол, у нас лишнего вина нет, - все, что мы производим, давно продается в других странах. Судя по недавнему увольнению главы «Самтреста» за недостаточно активный поиск новых рынков сбыта, грузины лукавили. Российский рынок им нужен. И они его получат. Гордому санитарному врачу поручено выбросить белый флаг и по возможности сделать хорошую мину. Вот он и делает, как может: несет околесицу про санитарные нормы, которые якобы в 2006 годы были ни к черту, а теперь – «совсем другое дело», хамит грузинскому президенту. А как ему не хамить, если переговоры приходится вести с какими-то коньячно-винными грузинскими бизнесменами? А политическое руководство маленькой, но гордой страны будто вообще ни при чем.

Так или иначе, у нас есть шанс получить «Киндзмараули» и «Боржоми» к новогоднему столу. А это - главное.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG