Accessibility links

Правительство надежд и разочарований


Конечно, как водится, представители политической оппозиции высказываются гораздо острее, а сторонники Анкваба и его команды – более осторожно, но все равно отношение к персоналиям очень схожее

Конечно, как водится, представители политической оппозиции высказываются гораздо острее, а сторонники Анкваба и его команды – более осторожно, но все равно отношение к персоналиям очень схожее

СУХУМИ--Хотя по закону о Кабинете министров Абхазии новое правительство может формироваться в течение трех месяцев, этот процесс за месяц с небольшим уже, в основном, завершился. Все министерские кресла обрели своих хозяев, не решены вопросы лишь с несколькими главами госкомитетов и других ведомств (самая большая интрига – это, конечно, кто станет председателем АГТРК), так что уже в целом можно подводить итоги.

Верность или ошибочность кадровых решений Анкваба окончательно определит, конечно, время. Пока мы можем говорить лишь о сегодняшней общественной реакции на те или иные назначения. Реакция – немаловажный показатель, тем более что она нынче весьма единодушна. Примечательно, что как «на улицах», так и блогосфере и в газетах мнения совпадали. Конечно, как водится, представители политической оппозиции высказываются гораздо острее, а сторонники Анкваба и его команды – более осторожно, но все равно отношение к персоналиям очень схожее…

Со знаком плюс общественность оценила прежде всего факт, что из двенадцати министров прежнего состава правительства свои портфели сохранили только четверо, то есть треть, что произошло омоложение Кабмина, что увеличилось представительство национальных общин. Впервые за много лет среди министров появился армянин, а число т. н. русскоязычных увеличилось с одного до двух.

Что касается персон, то однозначно со знаком плюс было воспринято назначение министров: финансов (он же – вице-премьер) - 37-летнего Владимира Делба, культуры – 31-летнего Бадры Гунба, экономики – 32-летнего Давида Ирадяна. Разумеется, широкая общественность с ними почти незнакома, так как до сих пор они не были публичными фигурами, и судит о них по отзывам тех, кто знает их, как говорится, по совместной работе, но ведь это свидетельство – самое главное.

Слушать


А вот мнения относительно дальнейшей служебной карьеры предшественников Делба и Ирадяна на министерских постах – Беслана Кубрава и Кристины Озган, которые назначены соответственно руководителем и замруководителя Администрации президента – у наблюдателей разделились. Одни назвали это «почетной ссылкой», другие посчитали, что, наоборот, их как бы поставили курировать более молодых бывших своих коллег. Это напрямую связано с той значимостью, которую разные люди придают у нас структуре президентской Администрации. Кстати, сам Александр Анкваб в предвыборный период называл ее и Кабмин параллельными структурами и делился намерением эту параллельность в будущем ликвидировать, сократив одну из структур. Но, надо было понимать, не сразу.

По отношению к Кубрава в обществе довольно много негативных замечаний. Но несравнимо больше – к бывшему министру образования Индире Вардания, карьерный взлет которой до поста первого вице-премьера произвел настоящий фурор. Схожая реакция была и по отношению к назначенной на днях на должность председателя Госкомитета по делам молодежи и спорту Шазине Авидзба. В значительной мере, думаю, на это отношение наложилось незаслуженное, по мнению многих, освобождение от должности ее предшественника Рафаэля Ампара. Порядочнейший парень, говорят люди в один голос, досконально знающий абхазский спорт… Уволен «по политическим мотивам»? Но он и не лез активно в предвыборные дела, а вот его зам Шамиль Адзинба баллотировался в вице-президенты и позволил себе «антианквабовские высказывания». Шазина же просто занимала раньше аналогичную должность в Администрации Сухума…

Со знаком минус было воспринято многими и назначение министром юстиции 33-летней Екатерины Онищенко. Почему «ушли» прежнего министра, 54-летнюю Людмилу Ходжашвили, в обществе тоже не очень понятно, разве что для омоложения Кабмина… Некоторые, впрочем, хвалят Онищенко – квалифицированный, знающий юрист. Но большинство, в том числе и в журналистской братии, настроены к ней отрицательно в связи с некоторыми ее нашумевшими решениями как судьи Сухумского городского суда. И если по поводу приговора по делу «Нацбанк против газеты "Чегемская правда"» можно еще спорить и считать его даже компромиссным (обязала редакцию опубликовать опровержение и извиниться перед одиозным председателем Нацбанка Илларионом Аргуном, но без взыскания с газеты запрошенного в иске миллиона рублей моральной компенсации), то решение в сентябре прошлого года об аресте предпринимателя Игоря Варова, который якобы скрывался от следствия, – это было уже что-то запредельное, непостижимое разуму и отмененное через несколько дней пребывания Варова за решеткой судом высшей инстанции. Общественность тогда была убеждена: конечно, Онищенко понимала всю вопиющую незаконность своего решения, но послушалась власть имущих, которых уже давно раздражало нежелание ершистого Варова «делиться с заинтересованными лицами».

Смешанные чувства испытали в обществе в связи с возвращением в МВД Отара Хеция, назначением Даура Начкебиа министром образования… Интеллект, личная образованность последнего несомненны, но в данной сфере он никогда не работал. Примерно схожая ситуация и с назначением Беслана Джопуа министром сельского хозяйства. Его весьма положительно характеризуют бывшие коллеги-парламентарии. Но первоначально, говорят, ему вообще-то была предложена должность министра труда и социального развития, но в дело вмешался человеческий фактор (это уже отдельная история), и вот в итоге он стоит на представлении в Минсельхозе и честно признается, что опыта работы в данной сфере у него вообще-то нет.

Надо сказать, что из четверки министров, продолживших работу, не было публично озвученных сомнений разве что относительно кандидатуры главы оборонного ведомства Мираба Кишмария. Предпоследним назначенным министром стал продолживший руководить здравоохранением Зураб Маршан. То, что так тянули с этим назначением, уже само по себе говорит о многом, а премьер-министр Леонид Лакербая еще и прямо сказал при его представлении коллективу Минздрава: «Руководство страны дает вам еще один шанс…»

Так мы и решили его именовать – «Мистер Еще один шанс», когда в небольшом журналистском кругу занялись шутливым обсуждением номинаций «Карьерный рост», «Карьерный спуск», «Стабильность» и так далее по итогам формирования правительства. Гунба, Делба и Ирадян получили у нас звания «Мистер Перспектива», Вардания – «Мисс Фурор», уволенный глава МВД Леонид Дзапшба – «Мистер Факир на год», Гурам Амкуаб, который почти 15 лет руководил АГТРК, – «Мистер Закончившаяся телеэпоха», Роман Дбар, все послевоенное время руководящий экологической службой, – «Мистер Несменяемость», Онищенко – «Миссис Исполнительность».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG