Accessibility links

ПРАГА---У нас на прямой телефонной связи из Израиля журналист портала IzRus Александр Коган.

Александр Касаткин: С момента сердечного приступа Зеэва Френкеля до момента обращения посла Израиля к омбудсмену Грузии прошло два месяца. По-вашему, с чем была связана такая пауза?

Александр Коган: Во-первых, у нас был довольно долгий период праздников в Израиле, где-то около месяца, и поэтому весь период работа велась более спокойно. Но дело в том, что все переговоры, все беседы по этому поводу ведутся на данный момент вдали от прессы, и этим занимается не только глава МИДа Авигдор Либерман, но и различные адвокаты, близкие, друзья заключенных. Они организуют, в частности, и давление на власти Грузии, и ведут параллельно переговоры о том, чтобы были улучшены условия. Мы знаем, что с того момента, как выяснилось, что они находятся в тяжелом состоянии, условия их действительно улучшились, об этом в Израиле знают. Знают, что они были переведены в другие тюрьмы, что действительно облегчилась у них ситуация и с лекарствами, и со всем. Но это на данный момент считается недостаточным, потому что, скажем так, публика в Израиле очень недоверчиво относится к этому делу в связи с подробностями, которые стали известны СМИ. И СМИ периодически поднимает эту тему. В частности, газета «Маарив», вторая по размерам в Израиле, периодически поднимает эту тему. Ведущий журналист этого издания Бен Каспит отслеживает все и пишет аналитические обзоры с упоминанием того, что происходит, какие есть подвижки и т.д. На самом деле он является, я бы сказал, одним из голосов, который призывает израильские власти к более жесткому отношению к Грузии. Потому что в последней своей статье, если не ошибаюсь, на прошлой неделе, он написал, что ситуация не изменится, пока мы не дадим понять, что Грузия потеряет гораздо больше, чем те 100 миллионов, которые она может выиграть, если эти бизнесмены останутся за решеткой. Есть различные намеки на то, что ведутся переговоры о том, чтобы оба бизнесмена отбывали свой срок в Израиле. По примеру того, что было, например, в Казахстане: на этой неделе власти Казахстана согласились на то, чтобы осужденный в Казахстане израильский бизнесмен Борис Шенкман был экстрадирован в Израиль после того, как он отсидел в Казахстане около двух лет. Так как он тоже человек в возрасте, и условия содержания в тюрьме не ахти какие по сравнению с теми, которые он может получить в израильских тюрьмах. Поэтому было заключено соглашение о том, чтобы Шенкмана отпустили. Примерно по такой же формуле Израиль надеется закрыть ситуацию с Грузией.

Слушать


Александр Касаткин: Месяц назад у нас в эфире вы говорили о том, что со стороны Израиля складывается такое впечатление, что Грузия пытается испортить отношения с Израилем. Сохранилось ли такое впечатление, или ситуация выправилась?

Александр Коган: Я думаю, она стала легче немного. Потому что было видно, что есть подвижки по этому делу, что дело не идет к прямой конфронтации, и меняется ситуация с тем, как их содержат, ситуация с тем, какие условия предоставляют Фуксу и Френкелю. То есть стало ясно, что здесь не идет речь о прямом курсе на столкновение с грузинскими властями. Но то, что условия изменились немного в лучшую сторону, недостаточно для налаживания связей и контактов. С другой стороны, есть некая дихотомия. Как бы это сказать? Отношение к властям и отношение к самой Грузии разнятся между собой. Вчера, например, в Кнессете прошло заседание комиссии по алие и абсорбции в честь выходцев из Грузии. Отмечалось сорокадвухлетие с момента отправки в ООН письма восемнадцати грузинских евреев из Тбилиси с просьбой отпустить их в Израиль. Это письмо привело в конечном итоге к началу большой репатриации из Грузии (уехало тогда около 30 тысячи человек). Грузинские евреи пробили, так сказать, железный занавес и сумели выехать из страны. И грузины вокруг них, естественно, не оказывали на них давления, а оказывали им помощь, давление оказывалось советскими властями глобально. В Кнессете упоминалось, что между двумя странами существуют очень близкие отношения. Тема двух израильских бизнесменов более или менее обходилась стороной, то есть эту тему не поднимали особо. При этом была приведена одна из просьб, которая была у грузинского лобби в Кнессете. Я напомню, что в Кнессете сидят два представителя выходцев из грузинской общины – Нино Абесадзе и Авраам Михаэли из двух разных партий. Кстати говоря, их в два раза больше относительно процентного присутствия грузинских евреев в Израиле – 1%, и 2% депутатов в Кнессете. Так вот, они просили внести в учебники истории вопрос о грузинской репатриации, связи с Грузией и т.д. То есть все эти истории сорокадвухлетней давности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG