Accessibility links

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Гость недели» мы познакомим вас с предпринимателем из Грузии американского происхождения Джоном Вурдеманом. Этот влюбленный в Грузию, ее природу и людей человек основал в Восточной Грузии (Кахетии) собственное производство вина. Туристическую фирму, которая специализируется на винном и культурном туризме. Не забывает он и о своей профессии художника и продолжает писать картины, вдохновляемый красотами Алазанской долины. Кети Бочоришвили представит нам гостя недели.

Кети Бочоришвили: Как вы оказались в Грузии? Вас привел в эту страну какой-то особый интерес, вы знали о ней раньше, или это была случайность?

Джон Вурдеман: Я услышал грузинские песни где-то в 1991 году, когда я купил аудиозапись, которая называлась «Грузинские фольклорные песни», и очень удивился, когда услышал многоголосие. Захотелось больше узнать про Грузию, ее историю, ее традиции. Тогда все и началось.

Кети Бочоришвили: А у вас какие-то особые познания в музыке, или вы любитель полифонии?

Джон Вурдеман: Я любитель. Я немного сам играл на разных музыкальных инструментах, но любил фольклор разных стран.

Кети Бочоришвили: А кто вы по профессии?

Джон Вурдеман: Художник. Я закончил художественную академию в Москве, Суриковский институт. До этого учился в Америке, в Мерилендском институте искусства.

Кети Бочоришвили: И вы приехали в Грузию специально послушать грузинские народные песни?

Джон Вурдеман: Так получилось. Хотел через песни познакомиться с такой древней культурой.

Кети Бочоришвили: Когда это было?

Джон Вурдеман: В 1991 году впервые послушал эту запись, а в 1995-м впервые попал в Грузию.

Кети Бочоришвили: Расскажите немного о вашей первой поездке. Что вас поразило больше всего?

Джон Вурдеман: В то время я жил в России, был студентом, но все-таки приехал в Грузию. Это был очень живой, очень теплый, какой-то особый народ. В Грузии в 1995 году были большие проблемы, экономические. Это было после трех войн: гражданской, осетинской, абхазской, и, тем не менее, люди были очень радостные, какие-то внутренне свободные люди. Имея древнюю культуру, они были ненагруженным, бескомплексным народом. И это меня очень впечатлило. Прекрасное место для художника.

Слушать


Кети Бочоришвили: Вы видите разницу между тогдашней и нынешней Грузией?

Джон Вурдеман: Люди более или менее остались такими же, а так, довольно-таки большая перемена произошла в краткий срок. Когда я приехал в 1996 году, купил дом в Сигнахи, в Восточной Грузии. Тогда в нашем городе электричество, газ, вода - все было проблемой. Это все когда-то было, но после перестройки, войн и беспорядков вся инфраструктура была уничтожена. Сегодня в Тбилиси хорошие кварталы, гостиницы в регионах, и можно подумать, что ты не в Восточной Европе находишься.

Кети Бочоришвили: То есть вам нравится, как сегодня выглядит Сигнахи?

Джон Вурдеман: Мне всегда нравился Сигнахи. Конечно, фасад – это фасад. Слава богу, я влюбился не в фасад, а в то, что за фасадом. И то, что за фасадом, осталось.

Кети Бочоришвили: Да, конечно, это важно.

Джон Вурдеман: Но есть один большой плюс. Когда я впервые приехал, молодые профессионалы убегали за рубеж или в город. А сегодня очень многие возвращаются из Парижа, из Америки, из Москвы. И имеют новый капитал, новые мысли. И на каком-то уровне это, конечно, большой успех, на мой взгляд.

Кети Бочоришвили: А вы сколько времени проводите в Грузии? Живете постоянно или просто наезжаете?

Джон Вурдеман: Почти постоянно, пару недель в году вне Грузии, а остальное время в Грузии, с семьей, с женой и с детьми.

Кети Бочоришвили: Скажите, пожалуйста, что из себя представляет ваш бизнес?

Джон Вурдеман: У меня есть, наверное, три главных направления. Но бизнесом назвать это сложно. Я живописец, художник. У меня часто выставки в Сигнахи. Винная компания у меня есть, тоже интересный проект – используем исключительный сорт грузинского винограда и древние грузинские методики. Делаем глиняные кувшины - квеври. В связи с вином есть третье направление – это винный туризм. У нас есть винный бар, винный ресторан, и еще мы делаем экскурсии по Грузии. Бывает группа приедет на три дня, на семь дней, на полдня, самое длительное у нас двухнедельное предложение. Пытаемся через грузинское вино раскрыть тайны грузинской культуры для туристов.

Кети Бочоришвили: А к вину у вас всегда был интерес, или он появился в Грузии только?

Джон Вурдеман: К вину у меня был всегда интерес, но особое внимание к вину, конечно, связано с Грузией. Надо сказать, что для грузин вино не просто напиток, это часть культуры и, можно сказать, даже духовная жизнь. Когда-то песнопение меня привело в Грузию, и я понял, что надо взяться за традиционные грузинские методики и попытаться сохранить эти древние грузинские способы делать вино в кувшине. Чтобы люди могли приезжать в Грузию, интересоваться ее традициями, песнями, танцами, коврами, чтобы это осталось живым и расширялось.

Кети Бочоришвили: Да, очень привлекательный образ жизни у вас, я вам даже завидую. Джон, а вести винный бизнес вам не трудно в Грузии? Ну, во-первых, там много производителей вина, и это вино, наверное, надо продавать, и, во-вторых, несмотря на то, что грузинские власти говорят об определенных налоговых льготах для малого и среднего бизнеса, на самом деле вести его, наверное, все-таки не так легко. А как у вас складывается?

Джон Вурдеман: Так получилось, что мы начали делать вино в очень маленьком количестве. В данный момент есть намного больший спрос. И в связи с этим наше вино дорожает. И, в общем-то, это неплохой процесс. Можно в Калифорнию попасть, в Бордо, в Австралию и пробовать такие вина, которые более или менее похожи друг на друга, а в Грузии есть 520 собственных сортов, есть тысячелетние традиции кувшина. Все-таки тот, кто пробовал калифорнийское, австралийское вино ищет что-то новое. Когда открываешь бутылку – и совсем другой аромат, другая фактура, другой вкусовой паллет. И получилось так, что мы это можем предложить.

Кети Бочоришвили: Вы, по сути, хорошо знакомы с проблемами грузинского села. По-вашему, что делается не так? Ведь Грузия с ее плодородной почвой и природными угодьями могла бы стать страной с сильно развитым аграрным хозяйством.

Джон Вурдеман: Думаю, что Грузия должна пойти по модели Швейцарии или Бельгии. Если она попытается делать не столько, сколько делают в Америке или в Германии, а делать немного, но очень высокого качества и очень дорогостоящим. Швейцария не соревнуется с Китаем в изготовлении дешевых карманных ножиков, а делает карманные ножи, самые дорогие, какие есть. Маленькие страны другой природный выход не имеют. Поэтому я надеюсь, что вскоре появятся сыры, минеральная вода, грузинские фрукты и грузинские вина в Европе. Но это должно быть в ограниченном количестве и достаточно дорогостоящим. Без этого не будет природного места для Грузии на мировом рынке.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG