Accessibility links

Ноябрьская тьма


Обычная ноябрьско-декабрьская история, и обычная, думаю, отнюдь не только для Абхазии

Обычная ноябрьско-декабрьская история, и обычная, думаю, отнюдь не только для Абхазии

СУХУМИ--Сегодня вечером я приехал домой взвинченным. Еще бы, денек выдался - будь здоров! Приехав около девяти утра на работу, я собирался в течение часа доработать пару текстов и отослать их по «электронке» в типографию. И тут началось нашествие посетителей по самым разным вопросам. С некоторыми из них, каюсь, обошелся не совсем вежливо, стараясь побыстрее от них отделаться. И вот когда за последним из них (кажется, четвертым) закрылась дверь, в кабинете погас свет и, запикав, начал отключаться компьютер. Через минут пять, обзвонив знакомых, выяснил, что отключение электроэнергии повсеместно во всем городе всерьез и надолго: вроде бы, как обычно, упала опора где-то в восточной Абхазии… Прождав какое-то время, решил поехать на рынок. Когда там возникло вокруг радостное оживление: «свет дали», ринулся на работу, где ждало разочарование: именно там отключение продолжалось. В общем, то, что я намеревался закончить сегодня к десяти утра, закончил к четырем вечера…

Впрочем, зачем это все вам? Обычная ноябрьско-декабрьская история, и обычная, думаю, отнюдь не только для Абхазии. В предыдущие годы и похуже было…

Но эта «обычная история» напомнила мне один состоявшийся на днях телефонный разговор, когда я поругался в пух и прах с одной своей знакомой. Дело было поздним вечером, мы проговорили довольно долго на самые разные темы, и все было замечательно, но тут черт меня дернул спросить ее, не видела ли она сегодня по Абхазскому телевидению репортаж о встрече гендиректора «Черноморэнерго» Резо Зантария с президентом страны Александром Анквабом. А узнав, что не видела, начал пересказывать…

Слушать


В ходе этой встречи Зантария проинформировал главу государства о тревожной ситуации: по сравнению с прошлым ноябрем потребление электроэнергии по республике выросло почему-то на 40 процентов, между тем плата за электроэнергию, которая могла бы помочь в обновлении электросетей, собирается по-прежнему лишь на треть, некоторые села вообще после войны ни разу не платили… Я предположил, что, поскольку бурного роста промышленных и иных предприятий в Абхазии не наблюдается, такое стремительное повышение потребленной электроэнергии можно объяснить только следующим: если раньше люди включали дома по вечерам по одному электрокамину и телевизору, вокруг которых собиралась вся семья, то теперь отапливают все комнаты, включают массу другой электротехники, совершенно не думая об экономии.

И тут я неожиданно получил резкий отпор: «Ну и правильно, пусть сколько хотят, столько и включают, это их право».

Я возмутился: «А потом, когда из-за перегрузок происходят аварии в сети, которая во многих местах у нас по-прежнему «на соплях», и все вокруг сидят без электричества, кто виноват?» - «Государство, которое не поменяло вовремя эти сети. То же «Черноморэнерго», СУЭС». - «А откуда брать средства, если две трети населения наглым образом не платит за электроэнергию? И эта картина, знаю, не меняется много лет!» - «Вот государство и виновато, что позволяет им это делать».

Тут уже я чуть не задохнулся от возмущения»: «Подожди, так ты, получается, снимаешь всю ответственность с неплательщиков? Тогда и с карманников давай снимем ответственность: они воруют, потому что им позволяют…». - «Я не снимаю с них ответственности, но надо принимать действенные меры». - «А ты знаешь, какие только меры к ним не принимались! Никакого толку».

После этого разговора я долго не мог успокоиться. Но потом остыл и подумал: просто каждый из нас говорил об одной из сторон проблемы. Я напирал на совесть энергопотребителей, а моя собеседница толковала об атрофии государственной воли. И оба мы, выходит, правы?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG