Accessibility links

В последнее время в Грузии снова участились дискуссии о том, как можно улучшить отношения с Россией. Когда я слушаю выступления оппозиционеров, создается впечатление, что несчастные Путин с Медведевым ну просто-таки выбились из сил, пытаясь наладить равноправные и партнерские связи с Грузией. Все бы хорошо, но сумасшедший президент Грузии не внял мольбам кремлевских друзей Махатмы Ганди и вынудил их начать войну, буквально заставив признать независимость отколовшиеся территорий. Предлагаемые рецепты улучшения российско-грузинских отношений исключительно просты и бесхитростны, в духе «все взять и поделить». Оппозиционные лидеры призывают «учитывать интересы России, не отказываясь от курса на вступление в НАТО», «найти точки соприкосновения между Москвой и Западом», и т.д.

В том, что касается российско-грузинских отношений, в обществе существует несколько мифов, которые, как водится, имеют очень мало общего с действительностью.

Миф первый: Миша изначально взял курс на конфронтацию с Россией. На самом деле это чепуха полная. Если вы посмотрите публичные заявления Саакашвили в адрес Путина в период с 2004 по 2006 годы, то на их фоне хвалебные оды активистов «Единой России» и «Народного фронта» вам покажутся матерщиной. Президент Грузии восторгался Путиным так, что это выглядело неприлично. Отношения между Москвой и Тбилиси стали портиться в конце 2006 года, когда стало ясно, что отторжение Абхазии и Южной Осетии было целенаправленной политикой Кремля, а не местью Эдуарду Шеварднадзе. Особая история – это байка о том, что якобы Миша назвал Путина «лилипутиным». Об этом написано и сказано столько, что уже ни у кого не возникает вопроса: «А когда и где он это сказал?» Все, что известно о хлестком словечке - это то, что у одного мужика есть знакомый мужик, у которого есть друг, который со слов другого друга знает, что Миша то ли в приватной беседе, то ли открыто назвал ВВП «лилипутиным».

Можно также сказать, что по-настоящему некорректные высказывания грузинских властей о России (типа «монгольских орд») главным образом были сделаны уже после войны, когда отношения между странами стали настолько плохими, что испортить их больше не могло ничто.

Миф второй: война началась из-за ухудшения российско-грузинских отношений. Я может быть и поверил бы в это, если бы война началась в 2006-2007 годах, на пике обострения. Однако война началась в 2008-м, когда враждебная риторика резко пошла на убыль, начали летать самолеты, появилась возможность возобновления грузинского экспорта в Россию. И вот именно в это время, на таком, казалось бы, благостном фоне, российские власти объявили о вводе войск в Абхазию и ЮО. Этот парадокс очень быстро разъяснил один из глашатаев Кремля Максим Шевченко. Он сказал, что Россия и Грузия должны восстанавливать отношения , обсуждая только те темы, по которым можно достичь соглашения, и избегая вопросов, по которым соглашение невозможно. В переводе на человеческий язык это значит: «Давайте налаживать отношения, но о территориях забудьте». А потом и признание Косово подоспело, сильно разозлив Путина, который заверил европейских лидеров в том, что «у России есть в ответ на это свои домашние заготовки». Нетрудно было догадаться, кого эти «заготовки» касаются...

Миф третий: на постсоветском пространстве с Россией ссорится только Грузия. Тоже чепуха полная, посмотрите какие конфликты с Москвой у Белоруссии, Украины, Молдовы и даже Киргизии с Таджикистаном. Получив от этих стран одну уступку, российские власти требуют других, и, в итоге, отношения, начавшиеся как союзнические, постепенно начинают обрастать различными обидами.

Очень часто Баку приводят в качестве примера – дескать, ему удается поддерживать нормальные отношения с Москвой. Однако, когда в СМИ появилась информация о поставках дополнительного вооружения Армении, руководство Азербайджана устроило нешуточный скандал. Уверен на 100%, если бы Россия позволила себе в отношении Азербайджана хотя бы десятую долю тех вольностей, оскорблений и дискриминационных мер, которые она позволяет в отношении Грузии, то и терпеливый Алиев не стал бы этого терпеть.

И миф четвертый, последний: с Россией можно найти общий язык, не отказываясь от собственных приоритетов, но учитывая интересы Москвы. Это чистая теория, которая развалится при первом же столкновении с реальностью – к примеру, когда надо будет принимать решение, проводить или нет по своей территории западные трубопроводы, против которых открыто выступает Москва. В этом вопросе не получится отделаться ничего не значащими фразами о «балансе интересов», «многовекторной политике», «комплиментарности» (слово-то какое придумали!) и прочей чепухой. Тут надо будет дать конкретный ответ – да или нет. Если «да», то у страны появляется возможность вернуть себе традиционные транзитные функции между Азией и Европой, но в этом случае неизбежно испортятся отношения с Россией. Если «нет», то историческая функция потеряна, зато Россия довольна. Взамен мы, может быть, получим право продавать в России яблоки – вот и вся экономика.
Таких спорных вопросов очень много - это и сухопутный транзит, и вступление в НАТО, и Таможенный союз, и ОДКБ, и многое другое. Вопросы, не терпящие половинчатых решений, на возможность урегулирования которых надеется – тщетно - грузинская оппозиция.
Вывод из этого можно сделать очень простой – разногласия между Грузией и Россией носят принципиальный характер и они могут быть преодолены только в случае, если одна из сторон сменит свои приоритеты. Никаких других вариантов нет.
Сколько бы нам ни рассказывали прекраснодушные и глупые сказки о сытых волках и целых овцах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG