Accessibility links

Бесконечная дискуссия


На рубеже 80-90-х годов прошлого века, после десятилетий советского тоталитаризма, в течение которых тема грузино-абхазских противоречий была в печати табуирована, и грузинское, и абхазское общество испытывали к ней, как к запретному дотоле плоду, жгучий

На рубеже 80-90-х годов прошлого века, после десятилетий советского тоталитаризма, в течение которых тема грузино-абхазских противоречий была в печати табуирована, и грузинское, и абхазское общество испытывали к ней, как к запретному дотоле плоду, жгучий

СУХУМИ--Недавно ко мне обратился приехавший на несколько дней из Москвы Александр Непрошин, соавтор книги «Абхазия; правовые основы суверенитета и государственности», вышедшей в столице России в 2003 году. Он попросил напечатать в абхазской прессе статью «Ответ грузинским "экспертам"», написанную им, как обычно, в соавторстве с академиком Тарасом Шамба. Вместе с текстом этой статьи он скачал на мой компьютер в рабочем кабинете и текст труда грузинского автора Симона Киладзе «Договор между Грузией и Россией от 7 мая 1920 года и вопрос Абхазии», часть третья, на которую они откликались.

Но получилось так, что я, не успев прочесть оба эти текста, придя домой, наткнулся в Интернете на свежую статью «И невежество, и фальсификация (ответ дуэту Шамба - Непрошин)», в котором тот же С. Киладзе, а также Т. Берадзе и Б. Хорава обрадованно иронизировали над этим самым «Ответом…», присланным «дуэтом» в «Клуб экспертов» по электронной почте. Не думаю, кстати, что участники «дуэта» были столь наивны, что посылали свою статью в «Клуб экспертов», рассчитывая на ее публикацию. Так же, как не думаю, что они особенно расстроились, прочитав (сейчас уже наверняка прочитали) статью тбилисского «трио». Хотя в последней немало хлестких выражений, например: «В этом небольшом по объему "ответе" накручено столько заведомой лжи, в нем столько невежества, что даже не знаешь – смеяться или плакать…» Впрочем, ведь и «дуэт» в своем тексте не скупился на язвительные реплики: «…автор решал политическую задачу – доказать недоказуемое»; «хотелось бы сказать этому незадачливому грузинскому автору…» и т. д. В общем, все как всегда.

…На рубеже 80-90-х годов прошлого века, после десятилетий советского тоталитаризма, в течение которых тема грузино-абхазских противоречий была в печати табуирована, и грузинское, и абхазское общество испытывали к ней, как к запретному дотоле плоду, жгучий интерес. Статьи об истории отношений двух народов неизбежно политизированные, неизменно становились «гвоздями» газетных и журнальных номеров. Но изначально было ясно, что ни одна из сторон не сможет переубедить другую относительно того, «чья эта земля», а именно к этому, так или иначе, сводились исторические изыскания и аргументы авторов. Вскоре все доводы неизбежно стали повторяться из статьи в статью, как ходы в давным-давно изученных шахматных партиях. Или как в сказке про белого бычка. Причем по принципу «куда конь с копытом, туда и рак с клешней» в полемику с обеих сторон полезли и не слишком сведущие, порой даже не слишком образованные люди. Потом, как известно, этот спор был перенесен на поле брани…

После войны публика и редакции СМИ, по крайней мере в Абхазии, сосредоточив внимание на внутренних проблемах, в значительной мере потеряли интерес к данной тематике. Но возник интерес к ней у авторов «второго эшелона», которые раньше молчали. Скажем, один бывший партийный функционер 60-70-х годов, которого представители старшего поколения деятелей абхазского национального движения обвиняют в том, что он в свое время их активно преследовал, стал вдруг обивать пороги редакций со своими историческими «трудами» патриотического звучания. Но его отказывались печатать отнюдь не только из-за его прошлого, а и просто из-за того, что статьи эти представляли собой примитивные пересказы уже написанного другими авторами. Понятно, что «прозревшему» во что бы то ни стало хотелось зацепиться в памяти общества как патриоту, но это были его сугубо личные проблемы…

Писать эти историко-полемические статьи в Абхазии стало безопасно, а читать скучно. Ситуация несколько изменилась с развитием Всемирной паутины и интернет-изданий – оппонирующие стороны стали сталкиваться в Интернете.

Мне меньше всего хотелось бы сейчас вдаваться в существо вопросов, по которым полемизируют Непрошин и Киладзе со своими соавторами. Тем более что по всем этим вопросам уже бессчетное число раз высказывались другие авторы, представлявшие абхазскую и грузинскую сторону, и то, в чем одни видели белое, другими рассматривалось как черное, и наоборот. Отмечу только один характерный аспект ситуации. Киладзе, естественно, настаивает на том, что военный отряд генерала Мазниашвили вошел в Абхазию в июне 1918 года по просьбе жителей Абхазии (ну, понятно, железной дороги, чтобы ее охранять, тогда еще не было), что Горская республика так и не успела стать суверенным государством, а Народный совет Абхазии не был правительством и т. д.

Непрошин и Шамба, по-моему, весьма резонно пишут по этому поводу, что Абхазия была тогда страной «рыхлой и неконсолидированной, одна часть населения рвалась к Турции, другая видела себя в составе Горской республики, третьи считали возможным построить светлое будущее вместе с большевиками, четвертые полагали, что будут счастливы «со своей сестрой Грузией», а кто-то видел уже в ту пору страну самостоятельной и независимой». Верно, причем, ни для кого не секрет, кто видел в Грузии сестру, ведь процент грузин в народонаселении Абхазии за предыдущую четверть века возрос с четырех процентов до примерно тридцати…

И в любой другой момент исторического прошлого все было так же сложно, как и сегодня. В любой момент так же шла борьба различных сил, этносов и политэлит, и поэтому, когда автор очередного изыскания ныряет в нужную точку истории, чтобы вынырнуть с нужным ему фактом, это убеждает исключительно тех, кого и не нужно ни в чем убеждать.

Я не удивлюсь, если в ответ на текст тбилисского «трио» появится еще одно послание «московских профессоров», как величает их Киладзе сотоварищи. И так можно без конца: Интернет ведь все вместит. А вот то, что все это заинтересует какую-либо из абхазских общественно-политических газет, сильно сомневаюсь. Очень мало кого, кроме самих авторов, данная тематика уже волнует.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG