Accessibility links

В последние несколько лет участились разговоры о том, что якобы Грузии как страны не существует вообще, и она является «мини-империей, поработившей малые народы». Все бы ничего, но в списке «покоренных» народов фигурируют не только абхазы и осетины, но и мегрелы, имеретинцы, сваны, рачинцы, гурийцы, аджарцы, и т.д. При этом, в качестве «оккупантов» рассматриваются некие мифические «картлийские князья», а само понятие «Грузия» оценивается как результат сговора этих самых князей с Российской империей.

Честно говоря, я не историк, и не знаю, когда появилось понятие «Грузия». Зато точно знаю, что гораздо раньше него территорию, на которой мы сегодня живем, в Европе называли Георгией, а на Востоке – Гюрджистаном. И касался этот топоним большей части территории, на которой жили и продолжают жить различные субэтносы – картлийцы, кахетинцы, имеретинцы, мегрелы, ощущающие себя единым народом.
При этом этническое самосознание не всегда совпадало с государственными границами, иногда (редко) Грузия была единым государством, иногда (чаще) объединялись различные регионы, время от времени все исторические провинции существовали отдельно – слышали когда-нибудь понятие «феодальная раздробленность»? Его, между прочим, не в Грузии придумали. Надо бы рассказать нашим «братьям» в Москве, Сухуми и Цхинвали, что несколько сот лет назад понятия «страна» и «государство» не были полностью тождественны - Германия не переставала быть Германией, а Италия Италией только из-за того, что централизованные государства у этих народов появились лишь в 19 веке.
Субэтническое разнообразие грузинской нации никогда не было проблемой, его никогда не замалчивали, даже в наше время, когда на улице 21-й век. И сегодня, как и 300 лет назад, грузины спрашивают друг друга о происхождении, и сегодня западные считают восточных тугодумами, восточные западных – прирожденными жуликами, а все они вместе относятся к тбилисцам, как к столичным «штучкам» и снобам.
Жители различных провинций серьезно отличаются друг от друга языком или, в отсутствие такового, диалектом, одеждой, архитектурными предпочтениями, кухней, да и внешним видом, если уж на то пошло. Однако эта разница никогда не была разрушительной, даже феодальная раздробленность была вызвана амбициями местных князей, а не субэтническими факторами.

В единстве разнообразия значительную роль играет Тбилиси, город, объединяющий разрозненные субэтносы, столица, которая принадлежит всем народностям. Это как Рим для Италии – даже сегодня, в 21-м веке уроженцы Милана говорят по-ломбардийски, Турина - по-пьемонтски, Неаполя - по-неаполитански, Палермо - по-сицилийски. Но попадая в Рим, все они становятся просто итальянцами, совершенно добровольно, без какого-либо насилия со стороны жителей провинции Лацио, где находится вечный город.

В Грузии также нет никаких мифических «имеретинских», «аджарских», «мегрельских» и прочих кланов, как об этом трубят наши «друзья». В стране есть некоторое подобие кланов, но в них объединяющим принципом является не субэтническая принадлежность, а, скорее, дружба или общие партийные интересы. Трайбализм «оживает» только на кухне, в политике, бизнесе, культуре окончание фамилии не имеет никакого значения. Сегодня у нас президент страны – имеретино-мегрел, премьер-министр – тушинец, министр внутренних дел – картлиец (к тому же католик), министр юстиции – кахетинец, глава Совета безопасности и министр обороны – мегрелы. Так было всегда, и даже в период тотальной коррупции при Шеварднадзе грузины самозабвенно воровали вне зависимости от субэтнических корней.

Наибольше популярностью среди желающих расколоть страну на мелкие кусочки пользуется идея «мегрельского сепаратизма». Наши абхазские «братья» вдруг (с чего бы?) воспылали искренней и чистой, как слеза ребенка, любовью к несчастным мегрелам, прозябающим под гнетом злобных картлийских князей. Любовь зашла настолько далеко, что абхазские власти даже финансируют издание газеты на мегрельском языке, который, по их версии, находится под строжайшим запретом – сами понимаете, с чьей стороны. Эээх, им бы об абхазском языке подумать, но нет, некогда – за мегрельский душа болит.

Должен разочаровать пропагандистов – мегрельский язык никто не запрещал, он и сегодня занимает ту нишу, которую занимал последние 2000 лет. Дело в том, что мегрельский – это в чистом виде разговорно-фольклорный язык, на котором и сейчас говорят все без исключения жители региона Мегрелия. Однако, как и сейчас, многие столетия назад грузинский был, если можно так выразиться, официальным языком. Литература, богослужение, свадьбы, праздники – все это было неразрывно связано с общенациональным языком. И сегодня вы можете посетить мегрельские свадьбы, на которых люди в основном говорят на разговорном языке, а вот тамада ведет застолье на официальном. И делается это без какого-либо насилия со стороны звероподобных картлийских князей. Просто так уж вышло, исторически, естественным путем.

Более того, мегрелы уверены, что именно они являются настоящими, стопроцентными, «голубокровными» грузинами – звучит как глупость и неисправимый провинциализм, но уж никак не сепаратизм.

У грузин, как нации, очень много внутренних разломов, о которых лично я пишу без устали, поэтому для того, чтоб попытаться ввергнуть страну в хаос, совсем не обязательно придумывать что-то новое и несуществующее. Попробуйте то, что уже есть. Ну а сказки о несчастных народах, порабощенных картлийско-тбилисскими вампирами, расскажите на ОРТ или Брехаловке. Там и не в такое поверят.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG