Accessibility links

«Алла Джиоева избрала безупречную стратегию»


При такой стратегии их очень сложно спровоцировать на какие-то агрессивные действия

При такой стратегии их очень сложно спровоцировать на какие-то агрессивные действия

ПРАГА---Сегодня наша постоянная рубрика «Некруглый стол» посвящена ситуации в республике Южная Осетия. В пражской студии Олег Кусов.

Олег Кусов: Да, только прямой эфир нам позволяет не отстать от событий в Цхинвали. И в обсуждении этих событий принимают участие экс-секретарь Совета безопасности республики Южная Осетия, представитель Аллы Джиоевой Анатолий Баранкевич и главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий. Мой первый вопрос нашему гостю. Скажите, пожалуйста, Анатолий Константинович, сегодня утром в Цхинвали прозвучали первые выстрелы, к счастью, в воздух. Сохраняется ли опасность вооруженного противостояния? Этот вопрос я, видимо, адресую вам как члену Госсовета, избранного ночью.

Анатолий Баранкевич: Я хочу сказать однозначно: с нашей стороны, со стороны Аллы Джиоевой, ее команды, ее избирателей никаких вооруженных выступлений не будет. Мы действуем в рамках закона и их не переступаем, не переступали и не будем переступать. Что касается команды президента, только что, буквально полчаса назад, он вышел и объявил, что никаких преследований не будет. А все силовые министры сказали, что никакой стрельбы ни в коем случае по народу не будет.

Олег Кусов: Спасибо. Андрей, как вы считаете, все-таки тревожная ситуация, первый выстрел, что может быть дальше?



Андрей Бабицкий: Мне кажется, что штаб Аллы Джиоевой и она сама избрали безупречную стратегию – это мирные манифестации и договороспособность, они вступают в диалог с действующей властью. При такой стратегии их очень сложно спровоцировать на какие-то агрессивные действия. Я хочу обратиться к прошлому: в 1993 году, если вы помните, противостояние между российским парламентом и президентом закончилось стрельбой по парламенту. И в значительной мере повод для этой стрельбы был подан именно парламентом: сформированы вооруженные группы, низложена, по крайней мере, указами Руцкого власть, низложен Борис Ельцин. И такая линия на конфронтацию привела к силовому решению. В то же время в 2004 году в Абхазии удалось мирно разрешить конфликт между двумя группами населения именно за счет того, что силовое решение было исключено.

Олег Кусов: Спасибо. Мой вопрос в Цхинвали Анатолию Баранкевичу. Сегодня Алла Джиоева сформировала Госсовет, в который вошли шесть кандидатов в президенты, в том числе действующий замминистра де-факто республики. Насколько этот орган может быть дееспособен, притом что существует правительство Бровцева, который, кстати, проводит в эти дни совещания, обсуждает экономические вопросы?

Анатолий Баранкевич: Во-первых, почему этот орган был сформирован? Потому что прошли выборы, народ проголосовал за нас, за команду Аллы Джиоевой, а Верховный суд отменил решение Центральной избирательной комиссии. Здесь необходимо было создать какой-то орган, чтобы он принимал решение, чтобы он вел диалог с существующей властью, чтобы добиться результатов, чтобы победить, чтобы Центральная избирательная комиссия объявила окончательно о том, что Алла Алексеевна Джиоева стала президентом республики Южная Осетия. Вот для этой цели и был создан Госсовет.

Олег Кусов: Спасибо. Андрей, как вы считаете, все-таки действующий президент еще существует в Цхинвали. Госсовет - это не повод обвинить Джиоеву и ее сторонников в попытке захвата власти?

Андрей Бабицкий: Нет, вот видите, Анатолий Баранкевич сказал, что у этого органа весьма узкий спектр задач. Я думаю, что это правильное решение с тактической точки зрения, потому что, в общем, предвыборный штаб – это некая структура, которая функционирует во время выборов. И нужен, я думаю, какой-то переходный орган, нужна структуризация и самой Аллы Джиоевой как уже победившего претендента, но не вошедшего в свои права, и ее сторонников. Мне кажется, что с узким набором перечисленных функций это вполне дееспособная и логичная структура.

Олег Кусов: И следующий вопрос опять в Цхинвали господину Баранкевичу. Сегодня Эдуард Кокойты пошел на диалог с Аллой Джиоевой и, более того, попросил время, чтобы обдумать ее ультиматум. О чем это, по-вашему, говорит? Кокойты сдает позиции?

Анатолий Баранкевич: Во-первых, ультиматума никакого нет, это слишком громко сказано. А на диалог он пошел потому, что большое противостояние сейчас у нас в Цхинвали происходит. На данный момент несколько тысяч человек находятся перед комплексом правительственных зданий и непосредственно перед зданием Центральной избирательной комиссии. Чтобы погасить эту напряженность, я думаю, Эдуард Джабеевич пошел на диалог.

Олег Кусов: Скажите, пожалуйста, очень часто эксперты говорят о том, что Эдуард Кокойты способен на все. Как вы понимает такую фразу?

Анатолий Баранкевич: Знаете, в последнее время действительно есть такие поступки, которые не оправдывают его как президента, не красят как президента. Были заявления, допустим, перед первым туром голосования, что 14 числа он расправится со всеми, кто не поддержит его линию. Потом было его заявление перед избирателями в селе Хетагурово, что 28 числа он будет расправляться с теми, кто не голосует за Бибилова, с теми, кто не на его стороне. Поэтому адекватность его тут непонятна, и возможно ожидать всего.

Олег Кусов: Андрей, как вы считаете?

Андрей Бабицкий: Мне кажется, что к этому делу подключилась Москва. Ну, во-первых, мы знаем, что замруководителя Администрации президента сейчас направляется в Цхинвали. Но кроме всего прочего, я полагаю, что консультации в оперативном режиме идут ежеминутно, потому что для Москвы проект «Южная Осетия» крайне важен. Вот сейчас, если ситуация в Южной Осетии пойдет вразнос, это будет означать, что ее признание независимости полностью дезавуировано, у него нет никакой цены. В общем, скажем так, Кремль признал независимость непонятного анклава, непонятной общности, возглавляемой бандитами. Это на тот случай, если пойдет междоусобица. Этого Кремль допустить не может, несмотря на то, что, я думаю, его крайне раздражают югоосетинские выборы, поскольку они у него ассоциируются с «цветными революциями» (эти слова уже постоянно звучат). А он неизбежно проецирует югоосетинские выборы на собственные парламентские, которые сейчас начинаются в России. Но, тем не менее, имидж сохранить гораздо важнее, нежели, скажем так, задавить пример с Южной Осетией.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG