Accessibility links

По схожему сценарию


В обоих случаях наличествуют накопившиеся за многие годы протестные настроения в обществе, патронаж России и лоббирование ею «своих кандидатов», розыгрыш в предвыборной борьбе «грузинской карты», ценз оседлости для кандидатов, то, что на руках у населения

В обоих случаях наличествуют накопившиеся за многие годы протестные настроения в обществе, патронаж России и лоббирование ею «своих кандидатов», розыгрыш в предвыборной борьбе «грузинской карты», ценз оседлости для кандидатов, то, что на руках у населения

СУХУМИ--Сегодня многие авторы в российских СМИ, пишущие о кризисной ситуации в Южной Осетии, проводят аналогии с растянувшимися на пять месяцев президентскими выборами 2004-2005 годов в Абхазии. Это сопоставление приходит в голову совершенно естественно и было предопределено многими факторами. В обоих случаях наличествуют накопившиеся за многие годы протестные настроения в обществе, патронаж России и лоббирование ею «своих кандидатов», розыгрыш в предвыборной борьбе «грузинской карты», ценз оседлости для кандидатов, то, что на руках у населения после боевых действий осталось много оружия, и т. д.

Я заговорил об этих параллелях больше месяца назад в заметках на «Эхо Кавказа» «Ценз оседлости и другие дежавю», и тогда уже думал о том, что к сравнительному анализу событий двух президентских кампаний, очевидно, придется вернуться. Ведь тогда, в конце октября, я мог сопоставлять лишь периоды, которые предшествовали выборам. В Абхазии же 7 лет назад, напомню, главные страсти вспыхнули как раз после голосования 4.10.2004. Но этому способствовала роковое «сближение цифр» после подсчета голосов: лишь доли процента решали, победил ли Сергей Багапш уже в первом туре или он или он и Рауль Хаджимба должен продолжить борьбу во втором. Никто не хотел уступать: «багапшисты», которые ухватили удачу за хвост, опасались, что спохватившаяся власть будет рвать и метать, навалится всем административным ресурсом, подключит всю мощь российского фактора, чтобы взять реванш; «хаджимбисты» страшились «потери всего» в случае потери власти. И в упомянутых заметках на «Эхо Кавказа» в канун выборов в РЮО я выражал надежду: «Возможно, в Южной Осетии нынче будет все наоборот, и самые острые столкновения политизированных масс там уже позади».

Увы, увы, похоже, ситуацию там начали загонять в тот же тупик, в котором она оказалась в свое время у нас. Больше того, по степени циничного дебилизма (или дебильного цинизма, кому что больше нравится) действия властей предержащих в Цхинвале намного превзошли то, что происходило поначалу в Сухуме. А ведь несколько дней назад, 28 ноября, я, как наверняка многие в Абхазии, переживающие за братский народ Южной Осетии, вздохнул с облегчением. В самом деле: голосование прошло спокойно, без эксцессов, разрыв в голосах между кандидатами огромный - Джиоева, по предварительным данным, набрала их почти в полтора раза больше Бибилова, последний, как и международные наблюдатели, ни о каких нарушениях в ходе выборов не заявлял…



Дальнейшее повергло наблюдателей в шок. В Абхазии-2004 проигравшие, как это обычно бывает во всем мире, тоже кинулись доказывать, что победители выиграли благодаря многочисленным нарушениям, но самое большее, чего добивались самые радикальные из них, – это не учитывать результаты выборов в Гальском районе, почти полностью проголосовавшем за Багапша. (Напомню, что это было еще до появления абхазских паспортов и гораздо проще было доказывать, что гальцы - пятая колонна). Ни о какой отмене результатов выборов на всей территории республики (!), а тем более об отстранении Багапша от повторных выборов (!) за некие неназванные нарушения со стороны его команды, конечно, и разговоров не было.

Неслыханное решение, принятое председателем Верховного суда РЮО Ацамазом Беченовым напомнило мне картинку из детства. На пустыре малышня играла в футбол, и зашел о чем-то спор, решили бросить жребий. Самый старший и сильный, с бандитскими замашками, подбросил монетку, она легла не так, как ему хотелось, и он объявил: «Не считается, надо перебросить». Бросил снова - и снова неудачно. В общем, бросал, пока результат его не удовлетворил… Пацан тот, разумеется, откровенно глумился над командой соперников, упивался своей силой, и кое-кто ему подхихикивал.

Но в данном случае всех волнует вопрос: а что думает «старший брат»? Ведь ясно, что Южная Осетия зависит от Москвы еще больше, чем Абхазия, а тем более Абхазия в 2004-м. Ясно и то, что без опоры на внешние силы клан Кокойты не решился бы на подобный беспредел. Но в таких случаях я всегда говорю: Россия - большая. И в Москве есть разные силы, одни вполне разумно призывают к невмешательству в чужие выборы, а другие в жизнь не успокоятся, если не дать им полоббировать, поинтриговать, поруководить действиями подшефных политиков в маленьких государствах. В канун нынешних выборов президентов в Абхазии и Южной Осетии наблюдатели с удовлетворением отмечали, что Кремль вроде бы извлек урок из конфуза 2004 года в Абхазии и декларирует равноудаленность от кандидатов. Но вот уже после 26 августа некоторые российские эксперты стали утверждать, что немало московских политиков лоббировало-таки интересы Сергея Шамба. А после первого тура выборов в Южной Осетии президент России Медведев возьми и встреться во Владикавказе с Бибиловым! Ну что (и кто) ему мог такое внушить, чтобы он пошел на грубое нарушение принципа равноудаленности? Что Джиоева и Тедеев пьют по ночам кровь христианских младенцев?

С точки зрения какого-нибудь чистоплюя от политики действия Кокойты и его команды могут показаться проявлением неадекватности. Но мне вспомнился недавно услышанный анекдот: «А что значит этот пункт - «Прокатило» - десять тысяч рублей»? - спрашивает клиент в автосервисе у мастера. «Не прокатило. Вычеркиваем», - вздыхает мастер». Вот и они действуют по той же логике, терять-то им нечего. Ведь варианта объединения двух главных кандидатов в президенты республики в одну команду, как это произошло в декабре 2004-го в Абхазии, тут наверняка не произойдет, и вполне вероятно, что проигравшим просто не ужиться в крохотной республике с победителями…

Тогда, семь лет назад в Абхазии, противостояние стало приобретать черты безумия не сразу. Месяц-полтора после голосования стороны мерились мускулами: какая больше соберет сотен и тысяч людей на очередной сход. Потом был ночной штурм «хаджимбистами» Верховного суда Абхазии 29. 10. 2004, после которого они вынудили судью Георгия Акаба зачитать перед телекамерами новый, прямо противоположный первому текст решения ВС, то есть в их пользу. Неужели не понимали, что пройдет еще несколько часов, и он, вырвавшись из их рук, в интервью другой съемочной группе скажет, что ночная съемка была сделана под угрозой физической расправы над ним?.. А потом, 12 ноября, был сход на площади Свободы по разным оценкам от трех до десяти тысяч сторонников Багапша, их поход двумя колоннами к комплексу правительственных зданий и его «разблокирование» (по мнению других, «захват»). К сожалению, и здесь не обошлось без погромов в кабинетах, а еще погибла известная в Абхазии женщина, ученый и политик Тамара Шакрыл.

В Цхинвале, благодаря отложенному почему-то до понедельника рассмотрению жалобы Джиоевой в Верховный суд, силовое столкновение сторон может произойти раньше. Словно кто-то очень жаждет «маленькой гражданской войны».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG