Accessibility links

ПРАГА--ЦХИНВАЛИ--Сегодня вице-спикер парламента республики Южная Осетия Мира Цховребова опубликовала обращение к президенту Эдуарду Кокойты. В заявлении она призвала Кокойты сложить свои полномочия и передать власть. У нас на прямой телефонной связи из Цхинвали Мира Цховребова.

Александр Касаткин:
Мира Валентиновна, ваше сегодняшнее обращение уже не первое в целой череде обращений к действующему пока президенту Эдуарду Кокойты. Мне бы хотелось понять, почему именно вы его написали? Вы считаете, что оно может получить какое-то движение, или это ваше желание просто высказать свою политическую позицию?

Мира Цховребова: И то и другое. Я очень рассчитывала на то, что парламент, выбранный народом, который сейчас стоит на нашей площади, чувствуя свою ответственность перед ним, должен был бы сделать какое-то более емкое что ли, более решительное заявление относительно того, что у нас сейчас происходит в столице республики. Мы сделали заявление, «мы» – это парламент, но мне показалось, что оно недостаточно эффективно и вряд ли способствует разрешению ситуации и разрядке обстановки. Вот это побудило меня высказать свою личную позицию. И, кроме того, я действительно надеюсь, что вслед за этим заявлением, заявлением - обращением, последуют заявления представителей интеллигенции нашей республики и широких слоев нашего общества.



Александр Касаткин: Мира Валентиновна, сегодня Алла Джиоева сообщила, что в отношении ее сторонников начинаются репрессии, и ряд людей уже задержан. Как вы считаете, возможны ли какие-то силовые действия в массовом порядке, и как, вообще, может развиваться ситуация на данный момент?

Мира Цховребова: Ситуация может развиваться, конечно, в сторону обострения. Силовые варианты воздействия на ситуацию, конечно, вполне возможны, тем более что на улицах нашего города, да и вокруг площади стоят вооруженные люди. Даже в театральном представлении ружье должно выстрелить, как вы понимаете. Конечно, боже упаси, и мы стараемся приложить все усилия, чтобы этого не произошло, потому что одно дело, когда в августе мы знали, кто на нас идет и зачем. А сейчас какая необходимость доводить ситуацию до такого абсурда, до кровопролития? Тут ведь вот какая ситуация: либо мы должны все смириться с тем, что имеем и превратиться в полных и окончательных ничтожеств, либо все-таки попробовать сразиться за свои гражданские права. Но как она будет развиваться? Мы очень боимся, как бы ни пришлось вводить чрезвычайное положение. То есть не то, чтобы пришлось вводить, а как бы ни создали такую ситуацию, когда бы потребовалось введение чрезвычайного положения. Вот это то, чего мы сейчас опасаемся столь же сильно, как мы опасаемся репрессий и каких-то даже… одним словом, не буду говорить отстрелов, это звучит как-то уж очень откровенно и неприглядно, но, в общем, репрессий.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG