Accessibility links

Юрий Дзиццойты: Власть допустила перегибы


Юрий Дзиццойты: я думаю, что он человек неглупый, и прекрасно понимает, что раз уж твои полномочия закончились, то нужно уходить

Юрий Дзиццойты: я думаю, что он человек неглупый, и прекрасно понимает, что раз уж твои полномочия закончились, то нужно уходить

ПРАГА---Сегодня рубрику «Некруглый стол» проведет главный редактор «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: У нас на прямой линии из Цхинвали вице-спикер парламента Южной Осетии Юрий Дзиццойты и член Госсовета, экс-министр обороны Южной Осетии Анатолий Баранкевич. У меня первый вопрос к Юрию Дзиццойты. Юрий Альбертович, вы сегодня призвали Эдуарда Кокойты уйти в отставку, и по Конституции исполняющим обязанности должен стать Бровцев. Вы считаете, что без повторных выборов не обойтись?

Юрий Дзиццойты: На самом деле, это всего лишь один из вариантов выходов из кризиса. Дело в том, что это выступление я сделал на парламенте, и там прозвучало два предложения. Первое - признать результаты выборов президента: для этого есть все необходимые условия. Я бы сейчас долго мог рассказывать о том, что я видел сам своими глазами, и что видели наблюдатели, которых я сопровождал на протяжении всего дня голосования, начиная с восьми часов утра. Мы общались как с представителями кандидатов, так и с представителями участковых комиссий, с избирателями. Не было никаких нарушений, о чем был составлен соответствующий протокол, который был в надлежащем виде сдан в ЦИК. Поэтому, я считаю, что Алла Джиоева победила честно, при этом я хочу подчеркнуть, что я не был сторонником Аллы Джиоевой, я был сторонником Бибилова, но, видимо, нужно иметь и мужество, и совесть для того, чтобы признать победу своего оппонента. Вот этого, к сожалению, не произошло. Все, что произошло потом, мне не совсем понятно. Мы сейчас стали разбираться, и мне кажется, что власть допустила перегибы. Я предложил это как один из двух вариантов. Первый вариант – признать выборы состоявшимися, второй вариант - если это все-таки невозможно, то Эдуард Кокойты должен уйти в любом случае, потому что срок его полномочий истек. Вот ответ на ваш вопрос.



Андрей Бабицкий: Спасибо. Анатолий Константинович, я знаю, что никто не собирается откладывать инаугурацию, она пройдет 10 числа. Скажите, после этого должен быть сформирован кабинет министров, органы власти, вы считаете, что это возможно, что они могут стать дееспособными? Нынешние чиновники, действующие министры готовы перейти на сторону Аллы Джиоевой?

Анатолий Баранкевич: Я скажу так: правительство у нас будет формироваться по принципу «два П» - профессионалы и патриоты. Проведем аттестацию, достойных людей оставим, расставим на свои места. Это первое. Но, пользуясь случаем, я хочу выразить огромную благодарность Юрию Альбертовичу за его гражданскую позицию. Спасибо, Юрий Альбертович. Приходите к нам на площадь, всегда рады вас видеть.

Андрей Бабицкий: Но все-таки вопрос о дееспособности новой власти, притом, что старые структуры сохраняют свои полномочия, не желая от них отказываться, открыт.

Анатолий Баранкевич: Здесь я хочу сказать следующее: у нас сегодня были переговоры, которые продолжатся завтра. То есть посредники из Москвы доносят нашу ситуацию до Эдуарда Джабеевича, и таким путем идут переговоры. Вы говорили об инаугурации 10-го числа. Завтра мы уточним наши позиции. Я хочу сказать, что сегодня в наших переговорах возник позитив. Мы надеемся на лучшее и надеемся, что инаугурация пройдет законным путем, и никто не будет нам мешать в этом деле. Если не 10-го числа, то немного позже. И после этой инаугурации будет создано нормальное, дееспособное правительство. Я вас уверяю.

Андрей Бабицкий: Благодарю вас. Юрий Альбертович, вы сказали, что, если первый вариант невозможен, то тогда можно будет реализовать второй. Скажите, а эти условия, кто, собственно, их формулирует? Почему первый вариант может оказаться невозможным? Из-за вмешательства Москвы, или из-за нежелания Эдуарда Кокойты?

Юрий Дзиццойты: Скорее, второе. Вы знаете, на самом деле в Южной Осетии произошло два события: первое - избранного президента лишили возможности вступить в должность, и второе - действующий президент продлил свои полномочия. Я думаю, что это два разных, хотя внутренне связанных между собой события, но, тем не менее, это два разных события. Видите ли, я не участвую в переговорном процессе, мне приятно, что был достигнут позитив на переговорах, но я не знаю всех подробностей, поэтому мне трудно судить о том, возможен или нет первый вариант. Но по логике вещей, раз уж народ проголосовал, а у нас именно народ определяет, кому быть президентом, а кому нет; раз народ проголосовал за Аллу Джиоеву, она должна стать президентом. Это первое. Но если все-таки это будет невозможно… ну, невозможно потому, что был создан прецедент. Мы прекрасно понимаем, что оказались в политическом кризисе, я говорю об этом. Если это все-таки будет невозможно, то Эдуард Кокойты должен уйти в любом случае. Это невозможно, чтобы он сам себе добавил к своему сроку еще четыре месяца. А потом, возможно, добавит еще четыре. То есть это очень тревожный прецедент, и с этим нужно бороться.

Андрей Бабицкий: Анатолий Константинович, скажите, какие аргументы у вашей стороны на переговорах с Москвой? Народ проголосовал, но ваших сторонников на площади с каждым днем становится все меньше. Очевидно, что люди устали, что они не очень понимают, как будут разворачиваться события. Что вы можете предъявить Москве?

Анатолий Баранкевич: Первое, вы немножко ошибаетесь. Был такой период – вчера народа стало поменьше, но сегодня, после того как народ услышал позитив, он стал опять сбираться. Я уверен, что завтра и послезавтра его будет больше. Это первое. Второе – Москве мы покажем все реальные документы и сфальсифицированное дело по отказу Алле Алексеевне Джиоевой Верховным судом. Покажем безграмотные материалы следователей, смеяться все будут. Все это мы выложил в Интернете. Как переступить через волю народа, когда больше половины, семнадцать с лишним тысяч человек проголосовали за Аллу Алексеевну?! Переступить через это никак нельзя!

Андрей Бабицкий: А если в волевом порядке Эдуард Кокойты говорит – нет, приступает к разгону ваших сторонников, и Москва его поддерживает, что вы делаете?

Анатолий Баранкевич: Москва никогда такое не поддержит. И я полностью согласен с Юрием Альбертовичем, что отставка Кокойты – это неизбежно и необходимо. Это сразу стабилизирует ситуацию в республике. Возникла большая напряженность, может возникнуть конфликт, и только его отставка приведет к стабилизации. И это прекрасно понимают в Москве. Вы знаете, Дмитрий Анатолиевич сказал, что мы сами должны разобраться в обстановке и принять решение, а Москва выступает только в роли консультанта. Так вот, у меня складывается такое впечатление, что Москва предлагает Эдуарду Джабеевичу покинуть свой пост, чтобы стабилизировать обстановку.

Андрей Бабицкий: Благодарю вас. Юрий Альбертович, у меня к вам очень простой вопрос. Вы знаете Эдуарда Кокойты как человека. Скажите, он готов внять этим призывам? Вашим, Миры Цховребовой, других авторитетных людей. Потому что за последние дни уже много раз к нему обращались с аналогичным призывом.

Юрий Дзиццойты: Тут, по-моему, две проблемы: с одной стороны, сам Эдуард Кокойты, а с другой стороны, люди, которые его окружают. Я думаю, ему сейчас гораздо больше мешают и не дают возможности принимать самостоятельные решения те люди, которые его очень плотно взяли в кольцо. А так, в принципе, я думаю, что он человек неглупый, и прекрасно понимает, что раз уж твои полномочия закончились, то нужно уходить. И нужно уходить достойно, а не так, чтобы оставить после себя кровавый след. И что он будет делать после этого? Я плохо себе представляю, как он может после этого сидеть рядом с женой, глядеть ей в глаза, пить чай и т.д. и т.п. То есть я считаю, что это невозможно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG