Accessibility links

Дезинтеграционная логика


Выступая перед лидерами крупнейшего западного политического объединения Европейской народной партии, Саакашвили сказал, что цхинвальские события стали индикатором того, что Россия теряет контроль в признанных ею грузинских регионах

Выступая перед лидерами крупнейшего западного политического объединения Европейской народной партии, Саакашвили сказал, что цхинвальские события стали индикатором того, что Россия теряет контроль в признанных ею грузинских регионах

ТБИЛИСИ---Выступая перед лидерами Народной партии, крупнейшего политического объединения в Европе, Михаил Саакашвили назвал цхинвальские события индикатором того, что Россия теряет контроль в признанных ею грузинских регионах. Он также заявил, что митинги в Южной Осетии явились провозвестником акций протеста в Москве.

Почти три недели грузинское руководство не замечало цхинвальских событий. Грузинские политики избегали разговоров на эту тему, ограничиваясь лишь призывами не признавать результаты югоосетинских выборов. Изредка в дежурном порядке высказывались надежды на то, что там обойдется без кровопролития.

Такая скупость в оценках натолкнула некоторых российских аналитиков на мысль, что официальный Тбилиси намеренно выжидает, рассчитывая дождаться итогов противостояния, чтобы выработать линию поведения. Вчерашнее заявление грузинского президента Михаила Саакашвили развеяли подобные предположения. Никто ничего ждать не намерен.

Выступая перед лидерами крупнейшего западного политического объединения Европейской народной партии, Саакашвили сказал, что цхинвальские события стали индикатором того, что Россия теряет контроль в признанных ею грузинских регионах.

«Российский президент поехал туда с визитом. Они инсценировали там выборы. Они провели предвыборную кампанию для так называемого кандидата в президенты перед так называемыми выборами. В итоге все это вылилось в насилие и уродливые сцены», - сказал Саакашвили.



Ему удалось найти особую дезинтеграционную логику: провал кремлевского кандидата на выборах в де-факто республике - это свидетельство неизбежного провала попыток Путина создать Евроазиатский Союз - даже самые зависимые от Москвы территории и государства не желают возрождения советской империи.

«Я считаю, что эти события стали предвестником того, что позже случилось в центре Москвы. Все это показало нам, что методы и риторика, которой пользовались в прошлом, элементарно больше не работают», - сказал Саакашвили.

Грузинское общество мало интересуется цхинвальским кризисом. Последние несколько недель грузинское телевидение ограничивается показом коротких новостных сообщений о происходящем в Южной Осетии. Немудрено, что энергичный экспромт Саакашвили привлек внимание лишь небольшого числа специалистов в области политологии и конфликтологии.

Один из них - Арчил Гегешидзе, старший сотрудник Грузинского фонда стратегических и международных исследований - считает, что митинги в Москве и митинги в Цхинвали сложно сравнивать: смысл этих событий лежит в принципиально разных плоскостях.

В Цхинвали, считает Гегешидзе, идет внутренняя борьба кланов за контроль над российскими деньгами, и поражение кремлевского фаворита на выборах вовсе не означает, что Россия теряет контроль над Южной Осетией:

«Это очень громко сказано. Никакой потери контроля там не будет. Даже если Джиоева придет к власти, что она сможет сделать против воли России?! Ничего! Речь идет о том, кто будет распределять те миллиарды, что текут из России. Другой внешнеполитической альтернативы, выбора или маневра у Южной Осетии нет. Поэтому в любом случае любой лидер там должен будет проводить пророссийскую политику», - говорит Арчил Гегешидзе.

Он также отметил, что многих за пределами Южной Осетии удивила гражданская активность местного населения. Гегешидзе считает, что в Цхинвали проявились контуры гражданского общества, надежд на формирование которого уже давно никто не испытывал.

«Еще далеко, конечно, до того, чтобы с уверенностью сказать, что там сформировалось гражданское общество, и что там появились соответствующие организации, а сети гражданского общества уже существуют. Должным образом об этом пока рано говорить. Но эти процессы дали стимул и показали, что там есть потенциал становления гражданского общества – вот это важный урок», - говорит конфликтолог Арчил Гегешидзе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG