Accessibility links

Алла Джиоева – руководство России не знает истинную ситуацию в Южной Осетии


Алла Джиоева: У нас есть один аргумент – это народ Южной Осетии

Алла Джиоева: У нас есть один аргумент – это народ Южной Осетии

ПРАГА--ЦХИНВАЛИ--У нас на линии прямого эфира из Цхинвали находится лидер оппозиции Алла Джиоева.

ЭК:
Алла Алексеевна, вчера вы обратились к своим сторонникам и сказали, что сегодня, как вы выразились, "будет позитив". Но, похоже, позитива не последовало. Вы ошиблись в своих предположениях, или что-то не так пошло на переговорах?

Алла Джиоева: Нет, переговоры прошли в нормальном формате, просто я все время пытаюсь вселять положительную энергетику в тех людей, которые решили отстоять свое конституционное право выбора. Вопреки многочисленным версиям об "оранжевости", "розовости" и прочих цветах, мы здесь на центральной площади нашего города отстаиваем свое конституционное право выбора. Требования наши носят гражданский характер.

ЭК: Алла Алексеевна, вы заявили о создании фронта в поддержку Путина на президентских выборах, и эта инициатива уже многими оценивается как странная. То есть вы просите не справедливого судейства, а милости и патронажа, и, кроме того, я думаю, не все ваши сторонники считают Путина светочем свободы и демократии, тогда как вы говорите как раз о своей приверженности демократическим ценностям.



Алла Джиоева: Несомненно, я могу объяснить свою позицию. Это отнюдь не реверанс. Во-первых, я обратилась к людям, стоящим по разные стороны баррикад, видя, что это может объединить людей. Это первое.

ЭК: Не расколоть? Вы уверены, Алла Алексеевна?

Алла Джиоева: Да, уверена. Потому что я знаю, на той стороне тоже достаточно большое количество людей, для которых фигура Путина представляется достаточно колоритной. Что касается реверансов, то это не мой стиль поведения. Я это сделала еще и потому, чтобы показать, что наши люди, не легко управляемые, а которые желают стоять в полный рост, видят стратегические цели, и всегда в этих стратегических целях будут, несомненно, едины с Россией. И в этом плане Путин как кандидат в президенты России нам представляется фигурой знаковой. Что касается многочисленных вопросов, которые сегодня поступили в мой адрес, в частности: «а вам не обидно, что ваша кандидатура не была поддержана Кремлем», я всегда говорила и говорю: я лишена каких-то мелких, личных обид и амбиций, передо мной всегда стоят стратегические цели, и они превыше каких бы то ни было сиюминутных чувств.

ЭК: Алла Алексеевна, на протяжении всех этих переговоров, которые идут, возникает такое ощущение, что Москва отчаянно не желает допускать вас к власти, и, собственно говоря, вы и сам недавно говорили об этом публично.

Алла Джиоева: Я и сегодня стою на этих позициях. Мне это несколько непонятно. Но я думаю, что это те политики и политтехнологи, которые в свое время разыгрывали карту определенных политических фигур, не соглашаются со своим поражением, и вряд ли доносят до самого верха реальную информацию о положении дел в Южной Осетии.

ЭК: Вы думаете, «самому верху» не видно?

Алла Джиоева: Я все-таки почему-то абсолютно в этом убеждена. Недавно я слушала интервью Медведева, где прозвучала фраза о клановых вариантах ведения схватки. Я начисто отметаю эти обвинения, потому что, несомненно, клан Кокойты существует, но нет клана Джиоевой. Потому что я всегда выше этих узких понятий, и мне действительно дороги истинные демократические ценности, и я всегда буду стремиться к ним.

ЭК: Сегодня Эдуард Кокойты заявил, что, пока не будет свернута оранжевая революция на площади, он не сложит с себя полномочия. А вы сказали, что готовы уйти с площади, если Эдуард Кокойты подаст в отставку. То есть речь идет о разных приоритетах. А вы не считаете, что можно поверить ему на слово, уйти с площади, и тогда он уйдет?

Алла Джиоева: Дело в том, что срок Кокойты, вообще-то, закончился. И если бы это был разумный политик, он не говорил бы ни о каких ультиматумах, а, не сумев достойно править, он хотя бы достойно сумел бы уйти и цивилизованно передать нам власть. И тогда, может быть, это была бы гораздо более правильная позиция, которую люди бы восприняли как его жест доброй воли хотя бы под конец. А то, что он пытается вопреки логике не считаться с мнением семнадцати тысяч избирателей, то это уже его личная проблема. Что касается нас, то первично он должен передать нам эту власть, а потом мы будем, естественно… мы же не собираемся жить на этой площади. В этом году в Южной Осетии небывалые морозы, и мы очень надеемся, что люди доброй воли во всем мире поднимут свой голос в нашу защиту. Потому что здесь женщины, старики, дети, и они мерзнут беспрерывно здесь на центральной площади во имя ценности свободы и своих гражданских прав.

ЭК: Алла Алексеевна, не удержусь, задам еще один вопрос. Некоторые эксперты говорят о том, что у оппозиции, у вас, сегодня нет никаких ресурсов, чтобы заставить Эдуарда Кокойты изменить свое решение, подать в отставку. У вас нет аргументов, нет рычагов влияния, вам нечем действовать. Так ли это?

Алла Джиоева: Нет. Некоторые эксперты, это, несомненно, те эксперты, благодаря которым он сегодня остается на вершине власти. У нас есть один очень знаковый аргумент – это народ Южной Осетии. И если бы вы сейчас краешком глаза взглянули на то, не просто большое, а достаточно большое количество людей, которые вопреки холоду здесь находятся, вы бы сказали: «да, час поздний, а люди все равно стоят. И холодно, и голодно, возможно, а они все равно ведут свою борьбу до конца». Так что эти оценки, конечно, слишком поверхностные. В действительности все далеко не так. Просто мы до сих пор не отклонялись от норм права, заявив свою борьбу вопреки всему, вопреки навязанным нам сценариям, вопреки провокациям. Вот и сейчас из республиканской больницы поступили сведения о том, что якобы к ним попал с ножевым ранением молодой человек, сотрудник Минобороны, которого ранили сторонники Аллы Джиоевой. Согласитесь, что это вполне в духе Эдуарда Кокойты, но отнюдь не Аллы Джиоевой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG