Accessibility links

«Шашку, пушку и кинжал – все в одной руке держал»


Помню, как один наш политик из разряда «вечно оппозиционных», в свое время, при президентстве Владислава Ардзинба, постоянно призывал в публичных выступлениях, что нужно срочно восстановить юрисдикцию Абхазии над верхней частью Кодорского ущелья

Помню, как один наш политик из разряда «вечно оппозиционных», в свое время, при президентстве Владислава Ардзинба, постоянно призывал в публичных выступлениях, что нужно срочно восстановить юрисдикцию Абхазии над верхней частью Кодорского ущелья

СУХУМИ--На днях я рассказывал на «Эхо Кавказа» об одном своем знакомом сухумце, который любит доставать меня разговорами на тему «Россия для нас – все, и мы должны слушаться ее во всем». Чаще всего мы с ним остро спорим, вплоть до того, что я даже как-то назвал его психологию рабской. Но кое в чем, бывает, и соглашаюсь с ним - скажем, когда он возмущается некоторыми нашими «крикунами», легко впадающими в истерику и лишенными способности отличать, как говорится, главное от второстепенного, стратегические задачи от тактических, «за деревьями видеть лес»...

Последняя полемика, которая разгорелась в нашем обществе в контексте российско-абхазских отношений, была связана с заключенным в прошлом месяце соглашением между Грузией и Россией об условиях вступления последней в ВТО.

Во время беседы за круглым столом, которая состоялась в Ассоциации работников СМИ РА, доминировали мнения тех, кто активно недоволен этим соглашением и обвиняет абхазские власти в пассивности, в том, что те отмолчались, не выразили протеста, в частности, против «игнорирования» в этом документе существования РА и РЮО. Но мое внимание привлекла одна из прозвучавших в ходе беседы мыслей политолога, содиректора Центра гуманитарных программ Лианы Кварчелия. Разделяя «обеспокоенность по поводу того, как будет осуществляться на практике» соглашение по ВТО, она в то же время сказала, что выступает против примитивного подхода, «когда невозможно сделать ни одного комментария, чтобы тебя не обвинили в предательстве национальных интересов». Надо полемизировать по сути, сказала она, а не навешивать друг на друга ярлыки. И вспомнила о тех оскорблениях, которым подверглись в блогосфере люди, которые высказали мнения о том, что соглашение по ВТО не ударит по суверенитету и интересам Абхазии.

Я не стал уточнять у Лианы подробности, но могу предположить, кого она имела в виду. Насколько знаю, таким нападкам подверглись молодые, но уже весьма авторитетные в Абхазии эксперты - политилог Ираклий Хинтба и экономист Беслан Барателиа. Администрация одного из абхазских сайтов даже удалила некоторые уже помещенные на нем комментарии, ссылаясь на их некорректность и на то, что критикуемый эксперт не хочет вступать в полемику с анонимами.

Ситуация, думаю, хорошо всем знакомая. Для того чтобы в блогосфере облить грязью человека, высказавшего альтернативное твоему мнение, пусть он даже в тысячу раз лучше знает предмет разговора, чем ты, не требуется ничего: даже элементарной грамотности, даже смелости, поскольку скрываешься под ником…

А становиться в позу пламенного борца за национальные интересы, когда ты сам персонально ни за что не отвечаешь, - конечно, легко и заманчиво. Помню, как один наш политик из разряда «вечно оппозиционных», в свое время, при президентстве Владислава Ардзинба, постоянно призывал в публичных выступлениях, что нужно срочно восстановить юрисдикцию Абхазии над верхней частью Кодорского ущелья. Подразумевалось, конечно, - военным путем. Там, мол, такие нужные нам пастбища и т. д. И в кулуарах, и публично ему объясняли, что это сегодня потребует слишком много человеческих жертв (понятно, что ни сам он воевать, ни членов своей семьи посылать на эту военную операцию не собирался), что Абхазию сегодня устраивает мирное сосуществование с тамошним сванским населением по принципу «вы нас не трогайте, и мы вас не будем трогать», а также спрашивали, почему его так беспокоят эти пастбища, а не зарастающие сорняками земли рядом с трассой Черноморского шоссе. Злые языки вспоминали в связи с его выступлениями на эту тему иронические строки: «Шашку, пушку и кинжал - все в одной руке держал!»

И ведь правы оказались те, кто реагировал так на его воинственные речи, - пришло время, и территориальная целостность Абхазии была восстановлена практически без потерь.

Кстати, в разгар страстей по поводу ВТО мне встретилась такая мысль одного из критиков соглашения: «Вот Владислав Ардзинба, в отличие от нынешних абхазских властей, давно бы выступил с громким протестным заявлением». Ой ли! Владислав Григорьевич был, безусловно, человеком решительным, бескомпромиссным и эмоциональным, но, в отличие от «смельчаков», стучащих ныне под никами по компьютерной клавиатуре, он каждую минуту сознавал лежащий на нем груз ответственности за страну и народ. Причем в середине 90-х внешнеполитические условия, в которых находилась Абхазия, были не в пример суровее нынешних, в Москве ему выкручивали руки, добиваясь создания «общего государства» с Грузией, по сравнению с чем текст соглашения по ВТО - сущая ерунда. Тогдашняя абхазская оппозиция, естественно, возмущалась уже самим фактом переговоров по обсуждению этого проекта, обвиняла его в соглашательстве, и мне хорошо запомнилась фраза, сказанная однажды им в сердцах в своем кабинете в адрес оппозиционеров: «Да я же сам - первый экстремист, как будто они этого не знают!» И Ардзинба добился успеха в той тактической игре: не абхазы, а грузины отказались в итоге подписывать документ, который был им, разумеется, на самом деле весьма выгоден.

В принципе, это принятое во всех странах «разделение труда» между властной командой и оппозицией: последняя критикует внешнюю политику первой за «уступчивость», «соглашательство», власть же, споря с этой критикой, в то же время использует ее во время внешних контактов как свидетельство настроений масс внутри страны и аргумент в международных переговорах.

И так же, как и во всех демократических государствах, в Абхазии и во властной команде, и в оппозиции (как до, так и после того, как они в 2005 году поменялись ролями) есть и умные, достойные во всех отношениях люди, и, мягко говоря, не очень. Нет ничего ни удивительного, ни страшного в том, что взгляд человека на ту или иную проблему, содержание и тональность его речей во многом определяются его отношением к действующей власти, интересами «команды», в которой он состоит. Это естественно и объяснимо, тем более что разумных доводов «за» и «против» того или иного решения всегда можно найти немало. Зло же обычно исходит от упомянутой категории людей, которые, «мягко говоря, не очень». Ибо, находясь во власти, такие имеют обыкновение становиться «держимордами», а, оказавшись в оппозиции, превращаются в таких неистовых критиков всего предпринятого властью, что только держись.

Один такой, находясь в свое время во власти, категорически отказывался общаться с независимой прессой и запрещал делать это своим подчиненным, а также запомнился тем, что много и долго ратовал за «ассоциированные отношения с Россией», то есть отношения Абхазии с ней на правах доминиона. Сегодня же он вдруг обрушивается с критикой на МИД за то, что нашу независимость признало такое незначительное государство, как Науру (был бы, как раньше, во власти, наверняка упоминал бы об этом в списке достижений), а в связи с соглашением по ВТО призывает чуть ли не вызвать российского посла «на ковер»…

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG