Accessibility links

Наш корреспондент Мурат Гукемухов комментирует соглашение по урегулированию политического кризиса в Южной Осетии, к которому пришли оппозиция и российские переговорщики в Цхинвале.

С точки зрения права, сложившаяся после подписания соглашения ситуация выглядит абсурдно. Кокойты и его команда уходят не потому, что истек срок полномочий президента, а потому что он, видите ли, согласен уйти во имя мира в республике и разрешения политического кризиса. Но при этом все антиконституционные решения уходящей власти, из-за которых, собственно, республика и погрузилась в этот самый кризис, остаются в силе. Например, вердикт Верховного суда, который отменил итоги выборов, основываясь на представленных без доказательств жалобах партии «Единство» о нарушениях на пяти участках. Хотя по закону необходимо было дождаться решения ЦИКа, а уже потом представлять в суде материалы о нарушениях в ходе голосования как минимум на 20 участках.

В результате так называемый компромисс не только не возвращает ситуацию в правовое русло, но множит беззаконие. Если решение Верховного суда остается в силе, то и запрет на участие Аллы Джиоевой баллотироваться на следующих выборах продолжает действовать. На каком основании Джиоеву и членов ее команды допускают к власти? И каким образом соглашение может частично отменить вердикт Верховного суда?



Фактически все договоренности базируются на несформулированном признании победы Аллы Джиоевой на прошедших выборах. Действительно, кто она такая, чтобы передавать ей пост вице-премьера! Но если допустить, что итоги голосования были отменены вопреки закону и здравому смыслу, то все становится на свои места. Да, победу у нее отняли несправедливо, но зато выдали в качестве компенсации некоторый объем власти и право выиграть еще одни выборы.

Единственный выгодоприобретатель в этой истории – это Эдуард Кокойты, которому удалось выжать из безнадежной ситуации больше, чем это даже чисто теоретически было возможно. Он не просто уходит по истечении срока, он обменивает свою отставку на целый список гарантий неприкосновенности и дальнейшего трудоустройства для себя и своих приближенных. Что касается аборигенного населения, то ему предложено довольствоваться «подарками» Москвы – его избавили от надоевшего сатрапа, а отнятую у Джиоевой победу конвертировали не в тюремное заключение самой Джиоевой и ее сторонников, а в (о, счастье!) в целый вице-премьерский пост и по мелочи в должности в органах власти. Мол, хотите порулить, пожалуйста, вот вам рабочее место под Бровцевым, чтобы были на глазах.

Абсурд! Соглашение и не пахнет законностью. Это какая-то «разводка по понятиям», которые республике навязал «старший брат» - бесцеремонно, как подвыпивший уголовник навязывает свою манеру общения барышне в ночной электричке.

А почему бы просто не признать выборы?! Не потребовать от Кокойты и компании соблюдения закона?! Куда бы они делись, услышав львиный рык из Москвы? Тем более, никаких рисков, связанных с результатами выборов, для России в Южной Осетии не было.

Утверждение типа «Москва не хочет Джиоеву и ни при каких обстоятельствах не допустит ее к власти» беспочвенны, судя по итогам соглашения».

Похоже, дело в другом. Кремль навязал Южной Осетии алгоритм управления государством, обязательный для России: народ не может принимать собственных решений, а власть не должна идти на поводу у безликой серой массы. Народ вправе надеяться лишь на добрую волю и заботу блюстителей российского престола.

Зато теперь, отказавшись от заслуженной победы и продемонстрировав готовность к послушанию, Джиоева прошла своеобразную аттестацию и может претендовать на управление сателлитом. А куда деваться? На севере - Россия, на юге - Грузия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG