Accessibility links

В последние дни весь мир пристально и даже с некоторой растерянностью и тревогой следит за неожиданно возникшей новой реальностью в России. На эту тему было сказано так много, что добавить уже практически нечего. Но лично для меня события «московской зимы», равно как и «арабской весны», помимо всего прочего, интересны и тем, что они знаменуют начало конца целой эпохи. Сегодня, в 2011 году, мы все воочию видим, как постепенно утрачивает традиционный смысл понятие «свобода СМИ».

Мы все жили и росли в период, когда отсутствие цензуры на ТВ считалось одним из основных проявлений демократии - к примеру, насквозь прогнившие и коррумпированные режимы Шеварднадзе в Грузии и Ельцина в России долгое время пользовались поддержкой Запада во многом благодаря тому, что они не подавляли свободу масс-медиа.

Первоначально, лет 50-60 назад все вокруг говорили о «свободе печати», так как основным источником информации в то время были газеты. Затем началась эпоха телевидения, отодвинувшая печатные издания на задний план, соответственно, «свобода печати» постепенно трансформировалась в обобщенную «свободу СМИ». Власти в разных странах быстро сообразили, что контроль над телевидением – это господство над умами избирателей, ящик превратился в главное орудие правительств всего мира в борьбе за сохранение себя любимых. Причем, это касается как диктаторских режимов, так и демократий – разница лишь в уровне контроля.

Похоже, что в 2011 году телевидение явно и зримо начало терять власть над людьми - его величество интернет, который невозможно полностью подавить – вот она, истинная свобода СМИ. Вот где настоящая головная боль для больших и маленьких диктаторов! Всего каких-то 3-4 года назад у них было все схвачено: телевидение в кармане, а значит, и опасности массовой мобилизации общества нет. Однако, судя по всему, эти хорошие времена закончились. Благодаря интернету, социальным сетям, сайтам и блогам, на улицы Москвы (Каира, Туниса, Дамаска) вышли десятки тысяч людей. И это при том, что «зомбоящики», которым было оказано большое партийное доверие, либо промолчали о готовящейся акции, либо переврали ее смысл. Еще 5 лет назад это бы сработало, а сегодня люди вышли на улицы и плевать, что там вещает ОРТ и НТВ.

Есть расхожее мнение, что у интернета небольшие (в сравнении с гигантскими телеканалами) мобилизационные резервы. На мой взгляд, это ошибка. Один умный человек (не помню точно кто) сказал: «Революцию осуществляют 2% активного населения при молчаливом согласии 98%». Так вот, эти 2% активного населения, они и есть пользователи интернета. А 98% будут традиционно молчать и смотреть телик, как будто ничего не происходит.

Разумеется, все это касается и Грузии. Наши власти пребывают в таком же точно заблуждении относительно роли телевидения в эпоху интернета.

По оценке авторитетной международной правозащитной организации «Фридом хаус», Грузия входит в список «частично свободных стран», и это – чистая правда. В стране сегодня действует классический «гибридный режим», в том числе и в сфере СМИ. Власти жестко контролируют проправительственные каналы «Рустави-2» и «Имеди», оставив оппозиционно настроенной аудитории для выпуска пара «Маэстро» и «Кавкасию».

Иллюзия о всесилии телевидения является краеугольным камнем внутренней политики правительства Грузии. Она опирается на две ложные параллели: роль «Рустави-2» в свержении Шеварднадзе в 2003 году и пассивность оппозиционного электората последние 2-3 года.

На самом деле все совсем иначе. В 2003 году интернетом, как средством получения информации, пользовалась лишь малая часть самой продвинутой прозападной молодежи. В 2001-2002 годах мне иногда долго приходилось объяснять некоторым своим знакомым и родственникам, что вообще такое глобальная паутина. Сегодня, в 2011 году, сетевые СМИ активно читают даже те, кто в 2002-2003 годах не отличили бы процессор компьютера от газового обогревателя. Ну а пассивность электората в последние годы была связана не с активностью ТВ, а с падением доверия к оппозиционным лидерам, которые рассорились друг с другом и погрязли в конфликтах.

Таким образом, стремление нынешней грузинской власти жестко контролировать свои СМИ уже неактуально. Более того, оно даже вредит, поскольку неприкрытая цензура на «Рустави-2» и «Имеди» дает хорошую почву для разговоров о «кровавом режиме». А пользы от такого контроля никакой. Сегодня, в Грузии на 4,5 млн. населения приходится около 400 000 пользователей «Фейсбука», количество оригинальных посетителей, к примеру, сайта агентства «Интерпресс-ньюс» составляет более 15 000 в день. Вот вам и искомые 2% - одних пользователей «ФБ» и «ИПН» хватит на то, чтоб создать властям серьезные проблемы на улице, что бы там не верещали вертихвостки из «Рустави-2» и «Имеди».

Очевидно, что смена эпохи началась. С каждым годом влияние интернет-СМИ будет расти, а роль телевидения, скорее рано, чем поздно, съежится до средства развлечения.

Диктаторам, играющим в демократию, придется понять – либо интернет съест их, либо они съедят интернет. Ну а гибридным режимам, вроде нашего, хотелось бы посоветовать: не портьте себе репутацию, откройте телеэфир, сделайте ваши подконтрольные каналы более доступными для альтернативного мнения! Тем более, что даже самое малое шило уже невозможно утаить в самом большом мешке – в 21-им веке рулит не «ящик», а сеть.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG