Accessibility links

Чего ждать от дракона?


Один большой любитель мистического чтива, нумерологии, астрологии и прочего, начал пересказывать свежепрочитанную им в российском еженедельнике «Моя семья» статью «Чего ждать от Дракона»

Один большой любитель мистического чтива, нумерологии, астрологии и прочего, начал пересказывать свежепрочитанную им в российском еженедельнике «Моя семья» статью «Чего ждать от Дракона»

СУХУМИ---Я не отношусь, как некоторые у нас в Сухуме, к ежедневным посетителям знаменитой кофейни «У Акопа», в просторечии именуемой «Брехаловкой», но раз-два в неделю все же заглядываю сюда. Обычно с кем-то из приятелей всего на пять-десять минут выпить кофе. И давненько не участвовал здесь в столь оживленных разговорах, как тот, что состоялся вчера, в солнечный полдень.

За нашим столиком собралось человек шесть. Один большой любитель мистического чтива, нумерологии, астрологии и прочего, начал пересказывать свежепрочитанную им в российском еженедельнике «Моя семья» статью «Чего ждать от Дракона». В смысле, от 2012 года Водяного Дракона по восточному календарю. Про него, напомнил он, во всем мире сейчас пишут и говорят как про год, когда, согласно составленному четыре тысячи лет назад пресловутому календарю давно вымерших индейцев майя, наступит конец света. «Так это что, уже через полмесяца может произойти?» – встревожилась очаровательная шатенка. «Нет, – успокоил ее любитель мистики. - В любом случае там, у майя, речь идет о 21 декабря 2012 года, то есть до этого еще год с лишним. Причем, как пишут в газете, тогда просто заканчивается один из циклов этого календаря длительностью в 26 тысяч лет и начинается новый. Вот и все...

Но в той же статье пишется, что нынешней весной известный американский аналитик бизнеса и математик Чарльз Неннер выступил с сенсационным заявлением: в середине 2012-го начнется стремительное падение индексов на фондовых рынках, а в конце года - третья мировая война. Представляете?». «Ой, пусть не пугают, пуганые мы, – пробурчал журналист, который любит представляться зарубежным гостям как «ресторанный критик». – И между кем и кем начнется?». «Прямо не пишут, но намек на то, что между Израилем и Ираном. А что касается президентских выборов в России, то упорно повторяют, что 4 марта будущего года - очень удачный астрологический день для Медведева, а для Путина - неудачный». «Бредятина какая-то, – хмыкнул кандидат исторических наук (из тех, кто никогда уже не станет доктором наук). - Там же уже решено все: что в президенты Путин идет. Или они хотят сказать, что он может не победить?»



Потом мы обменялись мнениями о последних событиях в Южной Осетии, попутно обсудив вопрос, останется ли теперь послом этой республики в Абхазии брат сложившего президентские полномочия Эдуарда Кокойты Роберт, после чего разговор вырулил на грандиозный проект, с которым выступил на днях грузинский президент Михаил Саакашвили. А именно: уже будущей весной у впадения Ингура в Черное море, рядом с границей с Абхазией, начнется строительство города Лазика, второго по величине в Грузии, в котором через десять лет должно жить полмиллиона человек. Правда, многие архитекторы и другие специалисты в Тбилиси высмеяли эту затею, назвали ее бредом и абсурдом: мол, столько населения даже во всей Мегрелии не наберется, и на столь маленькой территории 500 тысяч человек можно вместить только в высоченные небоскребы, а земля там заболоченная и песчаная. Для туристов тоже место совсем не привлекательное, уж лучше субтропический Батуми дальше развивать…

«Э-э, ну что тут непонятного, это же психология, – взялся рассуждать историк. – Энергия, которая бурлит в Мишико, не дает ему возможности успокоиться на том, что он просто поработал третьим президентом Грузии. Он хочет оставить настоящий след в истории. Ну, не получилось стать великим полководцем, собирателем земель военным путем… сейчас, наверное, ему самому уже ясно, что не получилось… Но можно еще запомниться потомкам как новый Давид-строитель…». «Мишико-строитель», – вставил кто-то. «Да. Кто построил город Лазику? – будут спрашивать в грузинских школах через сто лет. Михаил Саакашвили! Так, я думаю, он рассуждает. И это наверняка вытеснит из памяти потомков то, как он галстук жевал и от самолета в небе бегал… А еще тут все равно тема Абхазии присутствует. То есть совсем уже близко подкрадутся, мол. Если только построят эту Лазику, в чем я сильно сомневаюсь».

«Родился экспромт, - объявил «ресторанный критик», подняв вверх указательный палец, и продекламировал: – Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда друзья такие за океаном есть!»

«Да ладно, - откликнулся историк, - можно подумать, что у америкосов своих проблем не осталось, чтоб для почти уже списанного Саакашвили полумимиллионный город с нуля строить… Фантазии в детской песочнице, вот что это».

«А мне, между прочим, нравится», – решительно заявила очаровательная шатенка. «Что нравится?». «То, что он строительством занялся. Это как у нас в школе была одна учительница, про которую говорили: «Ее бы энергию да в мирных целях!» Вот и дай Бог, чтоб он свою энергию в мирных целях использовал. Кстати, Петра Первого тоже не все поняли, когда он решил новую столицу на болотах строить…»

«Нью-Васюки у Черного моря, – засмеялся историк. – А что, Кирсан Илюмжинов построил ведь в Калмыкии Нью-Васюки». «А потом Миша стопроцентно отправит туда правительство Автономной Республики Абхазия во главе с Гией Барамия», – вставил я. «А Зураб Церетели установит там гигантский памятник Саакашвили, – предположил историк. – В виде маяка свободы и с рукой, простертой в сторону Абхазии».

Он заговорил о том, что если раньше, лет двадцать назад, в грузинском обществе преобладали рассуждения о «двуаборигенности» Абхазии – здесь, мол, два коренных народа – грузины и абхазы, то теперь там на такой половинчатый вариант уже не согласны. Теперь там безраздельно доминирует родившаяся в середине прошлого века теория Ингороквы – что, мол, абхазы мигрировали сюда с Северного Кавказа в 17 веке. Понятно, им ведь там спорить с нами сейчас не надо, и легко побеждает все самое радикальное.

«Да это что!» – воскликнул молодой человек, известный в нашей компании как активный интернет-пользователь и блоггер. И начал рассказывать об одном авторе комментариев публикаций на разных сайтах, за которым в Абхазии закрепилось имя «Безумный Вахтанг». Сам он, как рассказывает о себе, живет в Москве и строчит свои комментарии обычно, когда стоит в автомобильных пробках. О чем бы ни была публикация, хоть про органную музыку, он сворачивает на свое: «Апсуа-шапсуги, бандиты, недочеловеки…» Один абхаз из Гагры долгое время прикалывался, помещая следом свои комментарии за его же подписью, где все его излияния переворачивал наоборот, но, в конце концов, устал, надоело. А этот все не устает… Так вот, этот московский Вахтанг любит повторять, что абхазы, мол, пришли в Абхазию из-за гор, «с реки Псыж», в середине девятнадцатого века, письменность же у них появилась и вовсе в шестидесятых годах двадцатого века. А слово «Абхазия» происходит, мол, от мегрельского слова «окраина», то есть это была часть территории Мегрельского княжества, малозаселенная и заболоченная…

«Какой-то все же этот Вахтанг половинчатый, – вздохнул после паузы «ресторанный критик». – Ну, сказал бы уже сразу, что мы, абхазы, поселились в Абхазии в середине двадцатого века, а письменность у нас появилась только в двадцать первом веке».

«Каждый самоутверждается по-своему, – изрекла шатенка. – Может, у человека это единственная радость в жизни, оставьте вы его в покое. Вполне возможно, в жизни это несчастный, задавленный проблемами, глубоко закомплексованный человек, а выходя в Интернет, он чувствует себя драконом».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG