Accessibility links

Алла Джиоева: «Чего и следовало ожидать!»


Когда кризис начинался, депутатский корпус затаился, выжидая, кто одержит победу в противостоянии. Теперь же народные избранники сознательно препятствуют преодолению кризиса в республике

Когда кризис начинался, депутатский корпус затаился, выжидая, кто одержит победу в противостоянии. Теперь же народные избранники сознательно препятствуют преодолению кризиса в республике

ЦХИНВАЛИ---Сегодня с утра посольство Российской Федерации в Южной Осетии распространило заявление, в котором четко обозначено: парламент - это отдельный законодательный орган, и те, кто отказываются выполнять его решения, способствуют дестабилизации обстановки в республике.

Естественно, первым делом я направилась в штаб Аллы Джиоевой. Ведь именно оппозицию, а точнее, окружение экс-кандидата в президенты и имело в виду российское посольства. Его дипломаты откликнулись на сделанное еще вчера Джиоевой заявление о том, что ответственность за сложившуюся ситуацию целиком ложится на российскую сторону, которая ранее выступила гарантом исполнения соглашения между властью и оппозицией.

Но в штабе еще ничего не знали о письме российских дипломатов. Оно тут же при мне было распечатано, и Алла Джиоева внимательно прочитала текст. Закончив, она вздохнула и положила бумагу на стол. «Чего и следовало ожидать!» - сказала она.

Я попросила дать комментарий, но Джиоева категорически отказалась. «Меня подводят к тому, чтобы я начала выступать с антироссийскими заявлениями», - сказала она. Из контекста сказанного было понятно, что она считает это неприемлемым для себя.

Никак не помог и Алан Плиев, представитель Аллы Джиоевой, который во время кризиса постоянно поддерживал связь с сотрудниками посольства. Еще вчера он в очередной раз встречался с ними, и ничто не предвещало появления документа такого характера. Его заявление также не привело в восторг, но комментировать он ничего не стал.



Журналист-аналитик Юрий Вазагов тоже не согласен с точкой зрения российских дипломатов.

«Официальное заявление пресс-службы посольства вызывает, откровенно говоря, недоумение. Речь даже не о том, правильна ли занятая позиция посольством. Дело в том, что они заняли слишком четкую позицию. Однозначно могу сказать, что подобное заявление посольства не способствует снятию напряжения», - утверждает журналист.

Размышляя над тем, что посольство ссылается на законы республики, Юрий Вазагов сказал: «В законодательстве Южной Осетии роль господина Винокурова тоже не была никак прописана. Но тем не менее, когда речь идет о политическом кризисе, используется арсенал любых политических средств, а не исключительно какие-то правовые механизмы».

Юрий Вазагов решился предположить, что и парламент в своей деятельности далеко не всегда опирается на законы и Конституцию республики. Когда кризис начинался, депутатский корпус затаился, выжидая, кто одержит победу в противостоянии. Теперь же народные избранники сознательно препятствуют преодолению кризиса в республике.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

* * *

Мы продолжаем тему. Несмотря на дипломатическое дистанцирование от заключенного неделю назад в Цхинвали соглашения, российские власти намерены продолжить поиск путей выхода из югоосетинского кризиса. Так считает руководитель Центра по изучению постсоветского пространства Алексей Власов.



- Наученные горьким опытом, наши чиновники оставляют ситуацию до выяснения. Потому что на данном этапе мне не кажется, что им выгоден выход Джиоевой из соглашения, о чем она, собственно говоря, четко и непрозрачно заявила. И не слишком выгодно усиление второй стороны этого конфликта, которая сейчас, скорое всего, будет представлена ближайшим окружением Кокойты в лице экс-генерального прокурора господина Хугаева. Если уж говорить откровенно, то такая ситуация неопределенного равновесия, которая возникла после подписания соглашения, до марта по крайней мере, мне думается, Москве более выгодна. Потому что ясно, что усиление одной из двух сторон конфликта ведет неизбежно к новому витку конфронтации, а значит, к срыву соглашения, а значит, и возникновению новой головной боли, от которой только-только кремлевская администрация избавилась. Потому, я думаю, что полный разрыв достигнутых соглашений не выгоден Москве. Но заявление посольства Российской Федерации показывает, что подкладывается такая соломка: в случае чего Россия не может влиять на внутриполитический процесс в соседнем государстве Южная Осетия, а значит, решение парламента – это решение парламента, и Москва на него в прямой форме давить не может. Да, не может, но я думаю, что какие-то кулуарные шаги будут предприняты. Вопрос, насколько Джиоева и те, кто стоит за решением парламентариев, готовы прислушиваться к позиции Кремля. Вот этот вопрос лично для меня пока остается открытым.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG