Accessibility links

Орудия любимейшего род


Начиная читать очередные заметки какого-нибудь российского аналитика на эту тему, я уже гадаю: употребит ли он фигуру речи про грабли, на которые вновь наступили кремлевские политтехнологи?

Начиная читать очередные заметки какого-нибудь российского аналитика на эту тему, я уже гадаю: употребит ли он фигуру речи про грабли, на которые вновь наступили кремлевские политтехнологи?

СУХУМИ---В бурном потоке публикаций о драматических событиях последнего времени в Южной Осетии давно обозначилось одно т.н. общее место. Начиная читать очередные заметки какого-нибудь российского аналитика на эту тему, я уже гадаю: употребит ли он фигуру речи про грабли, на которые вновь наступили кремлевские политтехнологи? И знаете, крайне редко попадались публикации без упоминания этого сельхозорудия, ставшего в русской словесности символом патологического неумения извлекать уроки из прошлых ошибок.

Причем самые светлые (почти белые, как говаривал один мой знакомый журналист) умы пытались и пытаются в них докопаться: что же это за страсть такая - навязывать другим государствам и народам «своих» кандидатов в победители, даже когда это со стороны представляется иррациональным? Ну, добро бы уже выборы 2004 года на Украине - там хоть была понятная всем логика в том, что Москва поддерживала пророссийского кандидата в президенты Януковича и противодействовала прозападному Ющенко (хотя топорное вмешательство оказывается обычно контрпродуктивным). Но Абхазия -2004 и Южная Осетия-2011, когда московские «толкачи» с упорством, достойным много лучшего применения, продавливали в президенты тех, кого «в верхах» в силу определенных обстоятельств посчитали оптимальным вариантом, – это было уже нечто запредельное. Кстати, и в Приднестровье-2011 вновь была промашка: Москва поставила, как пишут в СМИ, на Каминского, а в первом туре вперед вырвался Шевчук; пока есть, впрочем, надежда, что там все обойдется много спокойней… Между тем любой политик в этих малых государствах по определению не может сегодня не быть ориентированным на Россию, так зачем же, как говорится, стулья ломать? Просто по принципу «хочу и буду»?



В Южной Осетии весьма популярна, как я понял из СМИ, версия, что за Бибилова хлопочут российские госчиновники, для которых он - удобный партнер по откатам и распилам. А самые «верхи» этим чиновникам, получаются, потакают, то есть «хвост вертит собакой»? Один российский автор в весьма обстоятельной статье с таким объяснением не согласился, а изложил свою версию: нет, не стали бы «верхи» так прислушиваться к «распильщикам», рискуя стабильностью в весьма важной для них геополитической точке, там, мол, дело в другом - высшее руководство РФ не исключает в перспективе возможности «возвращения» РЮО, в отличие от Абхазии, Грузии в обмен на отказ Тбилиси от вступления в НАТО и подобные этому уступки; вот тут-то Москве и понадобится полностью управляемый югоосетинский лидер, а не Джиоева, которая «гуляет сама по себе»…

Я не буду комментировать эту версию, уже хотя бы потому, что споры тут бездоказательны: ведь ни у сторонников, ни у противников ее нет в распоряжении даже самой завалящей машины времени, которая могла бы перенести нас в будущее, дабы там нам были представлены соответствующие доказательства. Но у меня есть свое объяснение этой загадочной тяги к наступанию на грабли, гораздо, мне кажется, простое.

Приведу в качестве иллюстрации своих мыслей такой эпизод. В середине 90-х, в голодное и осложненное транспортными проблемами время, власти в Сухуме ощутили необходимость создания в центре города маленького продуктового рынка; на мысли об этом наводили женщины, которые начали торговать с рук, выстраиваясь прямо на тротуаре по проспекту Мира напротив телефонной станции. И вот кто-то в мэрии додумался оборудовать такой рынок ближе к морю, на маленькой пустой площадке, прилегающей к улице Лакоба. «Но ведь не пойдет же туда покупатель, место совсем не людное, - заговорили в один голос все мои знакомые. - Пройти туда надо всего два квартала, но если покупателям это не по пути, они предпочтут отовариться где-то еще». И точно, спустя несколько месяцев «рыночек» пришлось переносить на пустую площадку, примыкающую к улице, которая ныне носит имя Владислава Ардзинба. Там он успешно работает по сию пору. Что же это было, думаю я, почему принимавшие в мэрии первое решение не могли сообразить того, что прекрасно понимали рядовые горожане? А может, у кого-то там был частный интерес?

Так или иначе, но в мире хорошо известна практика, когда в районе новостроек ждут, пока новоселы протопчут тропинки, по которым им удобно ходить, а потом именно по ним прокладывают асфальтированные дорожки. Но есть и другая, планово-совковая практика – сперва асфальтировать дорожки там, где их наметил в кабинете указующий перст некоего чиновника, а потом «гонять» тех пешеходов, которые упорно не хотят по ним ходить…

«Москва» – это, конечно, не некий монолит, а сложнейший механизм со множеством зубчиков и колесиков. И у каждого «колесика», как правило, свой интерес и своя привычная практика работы. В результате сложения их усилий и получается порой нечто доходящее до абсурда.

Вчера, кстати, я услышал про недавнее выступление перед абхазским истеблешментом Геннадия Букаева – того самого российского правительственного чиновника, который в декабре 2004-го прославился телевизионным объявлением непослушной Абхазии, выбравшей в президенты «не того», по сути, новой экономической блокады. Так вот, смысл его нынешнего высказывания был такой: Абхазия в этом году пережила тяжкое испытание – уход из жизни прежнего президента, но смогла выстоять, успешно провела выборы и выбрала нового президента – еще лучше.

Дипломат, как говорится, еще тот…

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG