Accessibility links

До бесконечности спотыкаться на одной и той же ноте, словно заезженная пластинка, рискованно. Даже если песня изумительная, деформация «винила» способна испортить праздник раз и навсегда - рано или поздно «спотыкающаяся» музыка надоест владельцу «патефона». Хозяин либо сменит пластинку, либо попытается как-то отремонтировать дорожку.

Все послевоенные годы, если у кого-то по наивности и возникала крамольная мысль о более эффективной борьбе с контрабандой из Грузии посредством ее легализации, власть тут же становилась в позу главного радетеля нравственных устоев: «До тех пор, пока Грузия нас не признает, никакой торговли с врагом!».

Контрабандисты такой непоколебимой позиции были только рады. Под государственные гарантии их бизнес со временем разросся до таких масштабов, что теперь невозможно представить колхозные рынки без грузинских фруктов и овощей, мебельные салоны без завезенных из Тбилиси спальных гарнитуров и мягкой мебели, а большую абхазскую свадьбу без зугдидских индеек и кахетинского вина.

Кстати, непримиримость официального Сухума пришлась по душе не только контрабандистам, но и грузинским властям. Отсутствие таможенного оформления грузов и беспрепятственное прохождение товаров через Ингур полностью соответствовали грузинской концепции целостности страны. Как никак Тбилиси до сих пор считает Абхазию своей территорией.

Между тем, неучтенный товар, заполонивший абхазский рынок, не только укреплял массивные бастионы коррупции, делая нависшую над местной экономикой «тень» еще непроницаемее, но и приводил к огромным человеческим жертвам. Кровавые сводки из Галльского района во многих случаях оказывались свидетельствами о битвах за контроль над контрабандой.

Досужие разговоры важных персон, что нелегальной торговле наступит конец с обустройством границы, оказались иллюзией. Даже, когда там встали российские пограничники, на потоках контрабанды это никак не сказалось. Напротив, теперь уже каждый брод на Ингуре превратился в хорошо налаженный торговый коридор. В общем, и после смены «караула» лозунг «Никакой торговли!» остался неизменным. Кстати, по утверждению самих торговцев, самые надежные дороги это те, которые расположены рядом с пограничными заставами. Здесь и тариф за проезд устойчивый и правило одного «окна» железно действует. Никаких тебе непредвиденных расходов. Караваны идут и идут.

Как шутит один мой приятель из правоохранительных структур, не понаслышке знакомый с ситуацией: «Не дай Бог эту границу на неделю перекрыть, в стране разразится продовольственный кризис». Впрочем, эту идею никто никогда и не собирался реализовывать. Ведь контрабандой кормятся не только «купцы», но и те, кто «крышует» торговые коридоры. Этот, задействованный в процессе чиновный люд, оседлав патриотическую волну, как раз больше всего и противился легализации существующей торговли с Грузией. Игра стоила свеч. Деньги, которые могло заработать государство, без малейших изъятий оседали в карманах этих «патриотов». Но сейчас, по всей видимости, данный бизнес подвергнется испытанию.

Вслед за изрядно поизносившейся в повторах буквой «А», наконец-то произнесена буква «Б». На прошлой неделе президент Александр Анкваб высказался за легализацию товаров, завозимых в страну из Грузии. Он обещает ввести соответствующее оформление грузов и взимать таможенные пошлины. Контрабандный айсберг обещают растопить. Если не можешь со стороны повлиять на процесс, возглавь его.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG