Accessibility links

Кажется, и Алла Алексеевна поняла, что ее обманули


Джиоева поверила, и ее развели, что называется, по-детски: оппозицию слили, и все остались при своих

Джиоева поверила, и ее развели, что называется, по-детски: оппозицию слили, и все остались при своих

Сегодня бывший кандидат в президенты от оппозиции Южной Осетии Алла Джиоева призвала Дмитрия Медведева и Владимира Путина повлиять на выполнение достигнутого антикризисного соглашения между оппозицией и экс-президентом Эдуардом Кокойты при посредничестве российских переговорщиков. В противном случае она отзовет свою подпись под соглашением, заявила Джиоева журналистам в ходе пресс-конференции в столичном офисе газеты «Московский комсомолец».

Сегодняшняя пресс-конференция Аллы Джиоевой в Москве на фоне событий в Южной Осетии вызывает ощущения раздвоения пространства или существования республики в двух параллельных мирах.

В одном - протестное население во главе с Джиоевой, в другом - российско-осетинская бюрократия. Первые все еще пребывают в плену фантомных болей, доказывают свое право на власть, апеллируя к итогам голосования и каким-то демократическим традициям, вторые формируют органы власти и строят планы на будущее.

Джиоева говорит, что она законно избранный президент, отказавшийся от своей победы во имя стабильности в республике. Значение слова «стабильность» в данном контексте теряет всякий смысл. В другом, разумном, мире именно всенародные выборы власти служат гарантом стабильности, но, похоже, российским переговорщикам удалось невозможное – доказать обратное.

Правда, ей пообещали… уволить с работы верховного судью и генпрокурора, допустить ее команду к управлению республикой. Джиоева поверила, и ее развели, что называется, по-детски: оппозицию слили, и все остались при своих.



Жалобы Джиоевой в Москве чем-то напоминают историю с интеллигентом, которого облапошили «наперсточники» на вокзале. Оставшись без гроша, он кричит: «Караул, милиция!» Страж порядка заботливо отводит его в участок, просит написать жалобу, подробно описать внешность мошенников. И только потом, когда сделать уже ничего нельзя, интеллигент начинает понимать, что милиционер - покровитель вокзальных жуликов.

Теперь, кажется, и Алла Алексеевна поняла, что ее обманули. Прежде всего, обманул тот самый Кремль, или, если угодно, тот самый Путин, чьи интересы она берется защищать на предстоящих выборах президента. Защищать интересы обидчика – это неблагодарный рабский труд. Кто будет считаться с рабом, с оппонентом, не способным дать обидчику сдачи.

Вот Кокойты мог! Он не испытывал комплекса по поводу своего зависимого положения, и всегда мог защищать свои интересы перед лицом Москвы: заводил уголовные дела против российских компаний – участниц распила российских трансфертов, руками парламента поставил на грань скандальной отставки премьера Бровцева. И что сделала в противовес Москва? Пригрозила отозвать признание независимости? Или, может, объявила блокаду? Чепуха! Она поделилась с ним контролем над российскими финансовыми потоками, а теперь даже поддержала в тяжелую минуту. Личность, способную дать по зубам, уважают и люди, и государства.

А Джиоева даже не подставила другую щеку, она обязуется помочь Путину выиграть выборы, и на каждом углу демонстрирует свою верность Москве. Кому? За что?

Но и югоосетинская власть живет в придуманном мире. Партия «Единство» проводит работу над ошибками и заявляет, что больше она таких промахов, как на прошедших выборах, не допустит. Партии власти невдомек, что оппозиция – это весь народ.

Соотношение шестьдесят против сорока процентов голосов в пользу оппозиции на выборах не отражает реального положения вещей.

Отнимите из этих сорока процентов голоса Анатолия Бибилова, которого многие люди помнили как хорошего парня и защитника отечества. Отнимите голоса той части оппозиции, которая поверила в его независимость от действующей власти, но уж никак не собиралась подержать Кокойты. Отнимите административные фальсификации.

А теперь приплюсуйте к оппозиции тех, кому не дали возможности проголосовать в Северной Осетии, и вы получите соотношении 99 к 1.

Что изменится за три оставшиеся месяца? Что можно придумать, чтобы переломить ситуацию? Еще раз не признать выборы президента, а потом вдобавок к этому не признать выборы в парламент? Дальше что? В республике, как в перегретом котле, растет давление. И не замечают его только люди, уверовавшие, что выборы – это лишь вопрос технологии и ничего более.

Аналитики рассуждают о том, как избежать обострения ситуации и достигнуть стабилизации. Проблема в том, что стабилизация возможна только после обострения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG