Accessibility links

Политолог Оазу Нантой - о причинах и последствиях выборов в Приднестровье


Выборы в Приднестровье вновь показали: поддержка Кремля - отнюдь не решающий фактор для победы кандидата

Выборы в Приднестровье вновь показали: поддержка Кремля - отнюдь не решающий фактор для победы кандидата

Победа Евгения Шевчука на выборах президента Приднестровья для многих стала неожиданностью, в том числе и в самой непризнанной республике. Наблюдатели объясняют победу Шевчука тем, что ему удалось объединить протестный электорат против режима Смирнова, а также против компании "Шериф", занимающей монопольное положение в стране (была представлена на выборах Анатолием Каминским).

Свою роль сыграло то, что Игорь Смирнов призвал своих избирателей бойкотировать выборы. Во втором туре приняло участие более 51 процента избирателей, что на 6 процентов меньше, чем в первом туре. Также порядка 4 процентов из пришедших на избирательные участки поставили галочку в графе "против всех".

Также на исходе выборов сказалось то, что черный пиар в адрес Евгения Шевчука, в том числе и заявления министра безопасности Приднестровья возымели обратное действие. Вместе с тем, многие приднестровские комментаторы опасаются, что выходец из правоохранительных органов Евгений Шевчук может ужесточить существующий в Приднестровье политический режим.

Результаты президентских выборов в Приднестровье, настроения жителей самопровозглашенной республики и отношение к происходящему в Кишиневе комментирует президент ассоциации политологов Молдавии Оазу Нантой:

- События 2011 года продемонстрировали, что Россия, с одной стороны, хотела устранения Игоря Смирнова, но в то же время чтобы так называемым президентом был избран Анатолий Каминский. И не нужно быть большим политологом, чтобы понять: Каминский стал фаворитом Кремля после того, как были достигнуты какие-то соглашения, о сути которых мы можем только догадываться. Эти договоренности с Каминским могли относиться к формированию структур местной власти - кто будет контролировать это правительство, кто будет так называемым министром госбезопасности в ситуации, когда это министерство фактически является филиалом российских спецслужб.



А второй уровень договоренностей мог относиться к поведению этого региона в рамках переговорного процесса "5+2", если предположить, что у России есть какой-то интерес к торгу с Евросоюзом.

Сейчас ситуация перевернулась, потому что первую часть программы Россия выполнила - Смирнов не прошел во второй тур. А вот со второй частью получился практически южноосетинский вариант, когда Евгений Шевчук, которого обвиняли во всех смертных грехах, получил сокрушительный результат с разрывом более 50% голосов.

И теперь возникает много новых сценариев. Во-первых, как поведет себя Россия по отношению к Шевчуку? Дадут ли ему возможность формировать свою команду или попытаются навязать свою? Вопросы остаются и к самому Шевчуку - сможет ли он проявить характер и привести свою команду - особенно в ситуации, когда правящая партия "Обновление" (а точнее - компания "Шериф") де-факто контролирует Верховный совет? Сможет ли Шевчук перетащить на свою сторону часть бывших коллег по этому Верховному совету? Но в любом случае очевидно - люди устали от смирновского режима. Очевидно, что Анатолий Каминский не идентифицировался с переменами, что эти более 70% голосов и разрыв больше, чем в 50% голосов, говорят о том, что люди устали, люди хотят перемен. И если следить по интернет-форумам, люди, по крайней мере, думающие начинают признавать открыто, что устали жить в атмосфере страха, что с Молдовой нужно договариваться.

Я всегда напоминал, что Игорь Смирнов никогда не представлял население этого региона. И так называемый референдум от 17 сентября 2006 года был спектаклем под названием "Референдум по сближению с Россией". Если посмотреть на географическую карту и увидеть, что Приднестровье являет собой узкую полоску земли между Украиной и остальной территорией республики Молдова, то очевидно, что Приднестровье - это семейный бизнес Смирнова, который делился с какими-то коррумпированными чиновниками из околокремлевских кругов. О реальном отношении жителей левого берега к Молдове значительно больше говорит тот факт, что больше 4 тысячи молодых людей с левого берега учатся в вузах Кишинева, что футбольная команда "Шериф" с левого берега уже не помню сколько раз становилась чемпионом республики Молдова, что все экономические агенты с левого берега зарегистрированы в Кишиневе и получают документы для экспортных операций в госструктурах республики Молдова. Это искусственно замороженный конфликт.

Другое дело, что сейчас людям на левом берегу предстоит сложный процесс освобождения от страха. Нам нужен длительный процесс диалога для лучшего понимания друг друга, для демонтажа того комплекса осажденной крепости, который навязывал режим Смирнова. Но этот процесс предусматривает... Как говорится, танго танцуют вдвоем. И сейчас было бы абсолютно безответственным, чем-то обременять Шевчука - его победа была достигнута без помощи Кишинева.

Проблема не столько в Приднестровье, не столько в России или в Евгении Шевчуке, проблема в самой Молдове. Потому что у нас опять национальный спор с досрочными парламентскими выборами может разразиться, и тогда никому не будет нужна объединенная страна. Будет продолжаться предвыборная кампания целый год, и непонятно с какими результатами. Если у нас будут досрочные выборы, то никто о проблеме объединения всерьез думать не будет.

Все опросы общественного мнения показывают на протяжении последних лет, что проблема приднестровского конфликта находится на периферии общественного внимания, что, конечно, отражается и на поведении наших политиков.
XS
SM
MD
LG