Accessibility links

Экспорт недовольства


По мнению политолога Алексея Ващенко, представители российской власти, берущие на себя ответственность за разрешение политического кризиса в Южной Осетии, не понимают одного – что Алла Джиоева и участники ее штаба являются сегодня сдерживающим фактором

По мнению политолога Алексея Ващенко, представители российской власти, берущие на себя ответственность за разрешение политического кризиса в Южной Осетии, не понимают одного – что Алла Джиоева и участники ее штаба являются сегодня сдерживающим фактором

ВЛАДИКАВКАЗ---Северная Осетия до недавнего времени была тихим пристанищем югоосетинской политэмиграции. Здесь никогда не было открытых массовых противостояний между сторонниками югоосетинской власти и оппозицией. Правда, случались резонансные убийства: югоосетинские группы влияния выясняли отношения в традициях современной России.

Теперь, по мнению Олега Тезиева, в прошлом председателя правительства Южной Осетии, преследования югоосетинской политэмиграции со стороны правоохранительных структур отменяют существовавшее до недавнего времени табу, и развязывает руки людям, обиженным югоосетинской властью, среди которых немало горячих голов.

Кроме того, считает Олег Тезиев, преследования сторонников Джиоевой выставляют российские власти в качестве активной стороны конфликта и способствуют росту антироссийских настроений на юге Осетии - ничего хорошего это не принесет.

«Действительно, произошел какой-то экспорт недовольства на территорию Северной Осетии, - говорит Олег Тезиев. - Мне кажется, что люди, которые занимаются подобного рода делами, не просчитывают последствия. Последствия могут быть, как говорится, с нарастающим итогом. Говорят, что простота хуже воровства. Если они не понимают, что сделали, это даже хуже, чем если бы они действовали сознательно».



По мнению югоосетинского общественника Тимура Цховребова, давление на оппозицию на территории Северной Осетии вряд ли исходит из Москвы – судя по всему, это не федеральный, а местный заказ на уровне личных взаимоотношений североосетинских силовиков и югоосетинского руководства:

«Это очередная глупость, проплаченная деньгами Эдуарда Кокойты. К чему это может привести? Я не думаю, что это ведет к усилению позиций экс-президента, наоборот, это ведет к усилению оппозиции, число их сторонников растет. То, что их преследуют на территории Северной Осетии, не значит, что они не могут возвращаться на территорию Южной Осетии: все равно они едут, и там их позиции усиливаются – вот и Алла Джиоева вчера вернулась в республику. Я думаю, протестные настроения в Южной Осетии будут только расти. Если Россия будет поддерживать вот эту гнилую существующую власть, тогда будет значительно хуже».

По мнению политолога Алексея Ващенко, представители российской власти, берущие на себя ответственность за разрешение политического кризиса в Южной Осетии, не понимают одного – что Алла Джиоева и участники ее штаба являются сегодня сдерживающим фактором.

Игнорирование их требований или даже преследования могут привести к потере контроля с их стороны над протестным электоратом и, в конечном счете, спровоцировать неуправляемый конфликт, ответственность за который ляжет на Москву:

«Кремль никак не реагирует на тот правовой беспредел, который случился в Южной Осетии. Ситуация складывается таким образом, что если сейчас начнется противостояние, то ни сторонники Бибилова, которых практически уже не осталось, ни сторонники Кокойты не смогут выйти на улицы и противостоять сторонникам Аллы Джиоевой. На стороне власти выступит только какая-то часть силовиков. Если там начнет литься кровь, не дай бог, конечно, то конфликт может выплеснуться и дальше, дестабилизируя ситуацию на Северном Кавказе».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG