Accessibility links

Итоги года: внешняя политика


Первым серьезным доказательством того, что команде Вашадзе все же удалось сдвинуть процесс с мертвой точки, стало выступление Николя Саркози в центре Тбилиси в октябре этого года

Первым серьезным доказательством того, что команде Вашадзе все же удалось сдвинуть процесс с мертвой точки, стало выступление Николя Саркози в центре Тбилиси в октябре этого года

ТБИЛИСИ--- Внешнеполитические итоги года в Грузии подводит Олеся Вартанян.

Год сближения с Европой


Один из грузинских политологов сравнил министра иностранных дел Григола Вашадзе и его заместителей с бурлаками, которые примерно год назад добровольно впряглись в бечеву, чтобы изо всех сил подтянуть к берегам Грузии огромное, неповоротливое судно Европейского Союза.

Политолог хотел сказать, что грузинские дипломаты поставили перед собой трудновыполнимую задачу. Они пытаются на практике осуществить лозунг «Грузия станет частью ЕС», который до этого был всего лишь дежурной фигурой речи для местных прозападных политиков.

Первым серьезным доказательством того, что команде Вашадзе все же удалось сдвинуть процесс с мертвой точки, стало выступление Николя Саркози в центре Тбилиси в октябре этого года:

«Я как президент Франции могу заявить, что ваша страна по своей культуре, ценностям и выбранному вектору развития является частью Европы. Сближение с Европой будет зависеть в первую очередь от ваших реформ и углубления демократии. Я со своей стороны могу вам искренне признаться: когда я в Тбилиси, я ощущаю, что нахожусь в Европе», - говорил президент Саркози.

Это заявление привело в восторг тбилисцев, приветствовавших французского лидера громкими аплодисментами. Слова Саркози были приятны и грузинским чиновникам - их все-таки произносил лидер влиятельной европейской страны, которая отличается своим скептическим взглядом на вопрос расширения Европейского Союза на восток.

Грузинское руководство надеялось, что пафос Саркози подхватят и другие европейские лидеры, и это в конечном итоге поможет Тбилиси выполнить программу-максимум на 2011 год - добиться от Брюсселя долгожданных гарантий, что в перспективе Грузия станет членом Европейского Союза.

Грузинские власти в этом случае даже не пытались ставить вопрос о конкретных сроках вхождения. Принципиально важным они считали обрести уверенность, подкрепленную обещаниями ЕС, в том, что такой исход неизбежен.



В Тбилиси ожидали, что в резолюцию Варшавского саммита Восточного партнерства в сентябре этого года впишут пункт о перспективах Грузии. Хозяйка саммита - Польша - приложила для этого немало усилий. В середине 90-х годов она стала первой страной бывшего советского блока, получившей гарантии от ЕС, что позволило ей через несколько лет присоединиться к союзу.

Но усилия польских властей оказались недостаточными. В этом году ЕС оказался не готов дать публичные заверения Грузии и другим пяти странам - участницам Восточного партнерства. Польский представитель в Брюсселе Ян Томбинский так объяснил позицию Брюсселя:

«Европейский Союз сейчас переживает очень сложный период своего существования. Мы слишком заняты нашими внутренними проблемами: спасением евро, поиском новых путей экономического развития. Из-за этого многие страны пока не желают дальнейшего расширения ЕС», - сказал Ян Томбинский.

Новый внешнеполитический центр - Европарламент

В 2011 году Тбилиси открыл в Европе новую линию дипломатического фронта – на этот раз в Европарламенте. В итоге законодательный орган ЕС принял несколько важных документов по Грузии, в которых даны обязательные для выполнения руководством Евросоюза политические установки.

Грузинскому внешнеполитическому ведомству с большим трудом удалось добиться, чтобы его идеи зазвучали в резолюциях Европарламента. В январе европейские депутаты все еще сомневались, стоит ли им вмешиваться в дела региона, который принято считать «сферой исторического влияния России». Именно с помощью таких аргументов парламентарий от Великобритании отговаривал своих коллег от принятия документа, в котором впервые российское военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии квалифицировалось как «оккупация» грузинской территории.

Подобные аргументы исчезли из лексикона депутатов менее чем через пять месяцев. В июньской резолюции Европарламента в адрес России звучала не просто критика, а уже угрозы, среди которых предостережение, что переговоры о введении безвизового режима с ЕС будут прекращены, если Москва не перестанет выдавать жителям Абхазии и Южной Осетии российские паспорта.

Политической кульминацией нынешнего года можно назвать ноябрьскую резолюцию Европарламента по Грузии. Работа над ней длилась несколько месяцев. Споры о тексте и поиск сторонников шли ежедневно. В результате документ был принят единогласно, что происходит довольно редко.

Автор резолюции, польский европарламентарий Кшиштоф Лизек во время обсуждения выразил надежду, что принятие этого документа вынудит руководство ЕС использовать термин «оккупация» в отношении двух конфликтных регионов Грузии.

«Этот факт пока не отражен в официальной документации Европейской комиссии. Но мы считаем, что положение, которое там сложилось, следует называть именно оккупацией. Мы должны называть Абхазию и Южную Осетию оккупированными регионами Грузии», - сказал Кшиштоф Лизек.

Примерно через неделю автор резолюции Европарламента получил из рук грузинского президента высокую государственную награду.

Похолодание в отношениях с США

Без орденов и других знаков почета обошлось принятие подобной резолюции верхней палатой Конгресса США. В августе 2011 года, за несколько дней до трехлетней годовщины августовской войны, американский Сенат единогласно принял документ об оккупации Грузии.

Но это уже не могло остановить наметившееся похолодание между Грузией и США. После победы на выборах демократы объявили о начале «перезагрузки» в отношениях с Россией. Грузинские чиновники недоумевали. Поначалу они тихо шептались, а потом стали все громче критиковать Вашингтон за очевидное нежелание оказывать давление на Москву, отстаивая интересы Тбилиси. Обвинения в адрес Вашингтона, как правило, звучали в узких кругах за бокалом вина, но так и не стали предметом публичной политики.

Дипломатичным уколом руководства США стал доклад рабочей группы Атлантического Совета в октябре 2011 года. В нем изложены соображения о том, как следовало бы Вашингтону проводить дружественную по отношении к Грузии политику. В частности, Белому дому следовало бы заставить Москву, используя язык ультиматумов, выполнить соглашение о мире трехлетней давности. По мнению инициаторов этих идей, подобные требования могли бы охладить пыл российского руководства.

Бывший советник Барака Обамы по России и Евразии Майкл Макфолл во время слушания в Сенате сказал, что прочел лишь первые две страницы доклада и просмотрел остальную его часть. Но в своем заявлении он дал понять, что пока не готов воплотить в жизнь все содержащиеся в докладе рекомендации.

«Мы работаем с Москвой напрямую, чтобы снизить давление... иногда гнетущее давление, которое она оказывает на Грузию. Один из основополагающих аргументов в наших попытках построить надежные отношения с Москвой заключается в следующем: мы должны добиться такого положения дел, при котором применение силы в этом регионе мира (Грузии) приведет к гораздо большим потерям для России, чем это было три года назад», - сказал Майкл Макфолл.

ВТО

Главным фактором, с помощью которого Америка пыталась интегрировать Москву в цивилизованное мировое сообщество, сделав из нее стабильного партнера, а не противника, стал вопрос о членстве России во Всемирной торговой организации (ВТО). И в этом вопросе у Грузии был на руках ощутимый козырь: без ее согласия вступление России в ВТО было бы невозможно.

В течение восьми месяцев российские и грузинские представители заседали за столом переговоров, чтобы найти, как однажды выразился Макфолл, «креативное решение» проблемы. В течение долгих лет Грузия безрезультатно требовала от России обеспечить присутствие своих пограничников на двух участках госграницы: при въезде в Южную Осетию и Абхазию. В результате долгих переговоров обеим сторонам пришлось пойти на уступки. Через два конфликтных региона провели виртуальные «коридоры», которые с лета 2012 года окажутся под контролем международных наблюдателей.

Две соседние страны, между которыми не существует даже дипломатических отношений, - Россия и Грузия - поставили подписи под первым двусторонним соглашением с августа 2008 года. В обеих столицах сразу же стали говорить о «дипломатической победе», после чего даже самые отчаянные оптимисты из числа экспертов утратили надежду на то, что соглашение положит начало процессу примирения Грузии и России. Когда стороны ищут победу даже в соглашениях, понятно, что ни о каком сближении еще говорить не приходится.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG