Accessibility links

Итоги года: права человека


Большой резонанс вызвал разгон акции «Народного собрания» в ночь на 26 мая

Большой резонанс вызвал разгон акции «Народного собрания» в ночь на 26 мая

ТБИЛИСИ---Разгон акции «Народного собрания» в ночь на 26 мая и «дело фоторепортеров» - два самых нашумевших события, которые произошли в течение 2011 года. Указывая на правонарушения, о каждом из них много говорили как местные, так и международные правозащитные организации. Однако нарушения прав человека были зафиксированы и в целом ряде других случаев, в том числе и в системе правосудия, которая остается предметом резкой критики со стороны правозащитников.

Эти крики были слышны в начале 2011 года, 3 января, перед Мемориалом павшим за территориальную целостность, где ветераны войн устроили недельную голодовку. Участники боевых действий 1992-1993 годов и 2008 года требовали изменить к ним отношение, но их проблемы власть решила разгоном. Как рассказывали ветераны, разогнали их вскоре после того, как мимо их акции проехал президент страны, которому, видимо, зрелище голодающих испортило новогоднее настроение.

Тем не менее за 2011 год это был не самый жестокий разгон акции.

Большой резонанс вызвал разгон акции «Народного собрания» в ночь на 26 мая. Это первая расправа властей над митингующими за последние годы, которая, по официальной информации, привела к человеческим жертвам среди участников акции и сотрудников правоохранительных органов. В последующие дни долго искали пропавших без вести. Один за другим заявления распространяли местные и международные правозащитные организации, Народный защитник. 26 мая пострадали и журналисты, у многих отняли камеры.



Судебный процесс, который длился несколько месяцев, завершился в пользу сотрудников СМИ. До этого за превышение полномочий наказали нескольких силовиков. Хотя правозащитников это не удовлетворило. Вопросы по поводу разгона акции до этого момента остаются и у посла США в Грузии Джона Басса:

«Доступность публичной информации о насилии и нарушении прав человека после разгона акции в День независимости вновь остается главным вызовом. Призываю власть провести расследование. Нас уверяют, что расследование продолжается. Очень важно, чтобы оно было проведено и завершено, а те лица, которые виновны, - если это будет установлено, - должны нести ответственность, и этот процесс должен проходить прозрачно».

Участникам других акций, которыми был обилен весь прошедший год, повезло гораздо больше – их не разгоняли. На улицах страны в защиту своих прав выступали адвокаты, шахтеры, металлурги, врачи.

Международная конфедерация профсоюзов в деле обеспечения прав трудящихся назвала Грузию «черной овцой» Европы.

С улиц страны о помощи взывали и беженцы. В 2011 году продолжилось их выселения из пунктов компактного проживания. Они отказывались ехать в регионы, в которых власть предлагала жилье, из-за тяжелых условий.

Нарушения прав беженцев в течение последних двух лет остается главной темой докладов «Amnesty International». Как заявила представительница международной правозащитной организации Наталья Нозадзе, в некоторых случаях выселение проходило с применением силы:

«Методы, использованные при выселении беженцев в 2010 и 2011 годах, - шаг назад в попытках правительства защитить их права и интегрировать их в местное общество».

Более двух недель беспрерывные акции устраивали представители СМИ. Все началось ранним утром 7 июля, когда сотрудники правоохранительных органов задержали пятерых фотокорреспондентов. Одного из них, сотрудника «Associated Press» Шаха Айвазова, после дачи показаний освободили. Остальных обвинили в шпионаже. Дело завершилось в суде 22 июля оформлением процессуального соглашения и освобождением фотокорреспондентов, которые признали свою вину.

Хотя их коллеги, как до завершения суда, так и после него, не верили в виновность фоторепортеров. Многие говорили, что дело шито былыми нитками: доказательства прокуратуры слабы, а распространенные МВД признания фотокорреспондентов неубедительны.

В то же время журналисты утверждали: это первый случай, когда перманентные акции дали результат, и фоторепортеров освободили.
Это не первый случай, когда грузинская система правосудия вызывает нарекания части общества. В течение 2011 года власть активно говорила об улучшении ситуации в судебной системе. При этом ссылалась на исследования международных организаций, в которых говорится, что 75 процентов опрошенных в судах людей доверяют этой системе.

Однако грузинские правозащитники утверждают, что в судебной системе определенные успехи есть, однако они носят технический характер, а судебная система так и не стала независимой и прозрачной.

Несмотря на уверения власти об улучшении системы правосудия, в 2011 году Государственный департамент США в своем докладе впервые использовал термин «избирательное применение закона». Стоило бы отметить, что последний отчет Госдепа грузинские правозащитники назвали самым критичным за последние несколько лет.

Довольно строгим к системе правосудия оказался и доклад Народного защитника.

Несмотря на положительные тенденции, а именно, новый Уголовный кодекс и введение института присяжных, Георгий Тугуши в своем отчете указал на серьезные проблемы. Например, недостаточную аргументацию судебных решений, смену состава судей во время рассмотрения дел, происходящих с нарушением правовых норм и без ведома председателя суда.

В то же время Народный защитник позитивно оценил 50-процентный рост количества процессуальных соглашений.

Однако представители делегации ООН по вопросам необоснованных задержаний, которые приехали в Грузию в мае 2011-го, так не считают. Как отметил руководитель рабочей группы Эль-Хаджи Малик Соу, 90 процентов уголовных дел завершаются процессуальным соглашением и в большинстве случаев решение принимает прокурор, а из оставшихся десяти процентов большинство дел завершается обвинительным приговором, причем, крайне строгим:

«Поэтому, когда человек невиновен, он предпочитает признать вину и оформить процессуальное соглашение, избавляясь таким образом от длительного заключения. При этом, заключая процессуальное соглашение, нужно платить большие суммы. Это дает нам повод думать, что людям, у которых нет возможности выплатить большие суммы, назначают длительные сроки заключения. Такая практика носит дискриминационный характер, и это нужно исправить».

В то же время, представители делегации ООН были приятно удивлены доброжелательными отношениями между тюремной администрацией и заключенными.

Радикально противоположного мнения по этому вопросу придерживаются правозащитники. Они говорят о росте смертности из-за туберкулеза и об участившихся фактах насилия в местах заключения.
Однако в пенитенциарной системе прослеживаются и положительные тенденции, в том числе внесенные в «Кодекс о заключенных» поправки, допускающие долгосрочные свидания заключенных с родными.

О фактах нарушения прав человека грузинские правозащитники особенно активно заговорили к концу года. А именно после того, как в октябре бизнесмен Бидзина Иванишвили объявил о своем желании прийти в политику. Вслед за этим у бизнесмена и его супруги отобрали гражданство. Судебный процесс удовлетворил иск частично – гражданство восстановили лишь супруге.

С проявлением политических амбиций миллиардера правозащитники связывают целый ряд нарушений прав человека, особенно членов семьи, политической команды и сторонников Иванишвили. Это подчеркивается в докладе коалиции «За свободу выбора», который был опубликован в середине декабря. Говорит один из ее представителей Уча Нануашвили:

«11 октября в Тбилиси задержали бывшего главу Кахетинской краевой полиции Тамаза Тамасашвили, который приходится тестем главе благотворительного фонда Бидзины Иванишвили Ираклию Гарибашвили. С работы уволили и отца Ираклия Гарибашвили. Задержали знаменитого ди-джея Левана Мдинарадзе, который раздавал майки [с девизом движения Иванишвили] «Грузинская мечта».

Это лишь часть тех событий, которые имели место в 2011 году в правозащитной сфере.
XS
SM
MD
LG