Accessibility links

Власть вне конкуренции?


Глава службы мониторинга финансирования политических партий Натия Могеладзе

Глава службы мониторинга финансирования политических партий Натия Могеладзе

ПРАГА---Сегодня мы уже упоминали о новом грузинском законе о финансировании политических партий. Эту тему в рубрике «Некруглый стол» обсуждает с экспертами Кети Бочоришвили.

Кети Бочоришвили: Сегодня наши собеседники - политолог Ника Читадзе и директор Центра политических технологий Кахи Кахишвили. Как известно, с сегодняшнего дня в Контрольной палате начинает работать новая служба, которая будет осуществлять финансовый мониторинг политических партий. Все это совпало удивительным образом по времени с ажиотажем вокруг средств, которые новоявленный политик Бидзина Иванишвили перечислил партиям - партнерам. В обществе, и, наверное, не без основания, это опять зарождает сомнения, не предпринят ли этот шаг для того, чтобы свести на нет конкурентоспособность остальных партий на следующих выборах. Этот вопрос к вам, Ника Читадзе.

Ника Читадзе: Спасибо за вопрос. В первую очередь, с вашего позволения, хочу отметить, что меморандум, который был подписан между Национальным банком Грузии и Контрольной палатой, предусматривает передачу информации, которая касается финансовых транзакций в направлении политических партий. Соответственно, в этом случае функцией Контрольной палаты будет транспарентность, прозрачность данного политического процесса. В этом случае не предусматривается осуществление определенного нажима на представителей оппозиционных партий, здесь говорится о транспарентности как таковой. Данный меморандум получил одобрение в Совете Европы, а также Венецианской комиссии.

Кети Бочоришвили: То есть вы хотите сказать, что это решение надо приветствовать как положительное. А мой вопрос был о том, что власти могут использовать его в своих целях.



Ника Читадзе: Ну, вы знаете, поживем - увидим. Если они будут использовать это решение в своих целях, то, конечно же, в этом случае у нас будет повод говорить об этом. Но здесь говорится о прозрачности; общество будет знать не только о тех перечислениях, которые осуществляются в направлении оппозиционных политических партий, оно будет информировано и о том, сколько получило, например, «Национальное движение» от разных юридических или физических лиц во время предвыборной кампании и т.д. и т.п.

Кети Бочоришвили: Вопрос Кахи Кахишвили. Скажите, а разве та безнаказанность, которая сопровождает действия властей (в качестве примера можно вспомнить тот же закон о политических объединениях граждан с таинственным исчезновением слов в нем) не дает основания думать, что именно с этой целью предпринято решение о создании службы?

Кахи Кахишвили: Что касается слов господина Читадзе о том, что эта инициатива получила одобрение Венецианской комиссии, я хочу сказать, что это не так. Венецианская комиссия указала на то, что, если не существует альтернативных поводов и альтернативных источников со стороны юридически лиц финансирования политических партий, то это будет воспринято как барьеры для финансирования партий. Давайте Кахи Кахишвили

Кахи Кахишвили

начнем с самого начала: работа над Избирательным кодексом в Грузии началась год назад и закончилась 12-пунктным соглашением, которое подписали ряд оппозиционных партий вместе с правящей партией. Там нигде не было сказано об ужесточении контроля за финансированием политических партий, наоборот, до принятия этого закона действующая норма предусматривала, что юридические лица могли перечислять партиям до ста тысяч лари, и эта сумма после 12-пунктного соглашения даже удвоилась и стала двести тысяч лари. После появления Бидзины Иванишвили на политической арене Министерство юстиции инициировало жесткие поправки в закон о политических партиях, а также в Избирательный кодекс, которые фактически ограничили возможность финансирования партий. К примеру, минута политической рекламы на федеральном канале, например, «Рустави-2», стоит сорок тысяч лари, конечно же, обязательно, чтобы у партии были деньги, чтобы конкурентно провести предвыборную кампанию. В данном случае государство проанализировало, какие средства политической борьбы есть у Иванишвили, какие средства есть у власти. У Иванишвили были деньги, у власти были деньги и административный ресурс. Власти решили, что с помощью устранения денег с политической арены остается только административный ресурс, что, конечно, дает государству большую фору во время предвыборной гонки. Хочу сказать, что с 2003 года ГРЕКО (Группа стран по борьбе с коррупцией) и Венецианская комиссия ставили вопрос о контроле средств, которые входят в партию, со стороны юридических сил, но это не было сказано по отношению к Грузии. Был принят документ, который был дан на рассмотрение всем странам Совета Европы, так что к Грузии никаких рекомендаций в отношении этого не было сделано. Если анализировать ситуацию, неплохо было бы, если бы власти Грузии также приняли бы те рекомендации со стороны ГРЕКО и Венецианской комиссии, которые касались использования административного ресурса, свободной прессы, системы выборов, 50 и 30-процентного мажоритарного барьера при выборах по мажоритарной системе. В данном случае мы увидели только то, что власти с огромным энтузиазмом приняли поправки в закон о политических партиях и в Избирательный кодекс, которые касаются финансирования партий, но никаких попыток не было предпринято исправить избирательную систему и ограничить действие административного ресурса во время выборов. А что касается Контрольной палаты, анализ показывает, что, к сожалению, подходы к изучению дел со стороны государственных служб не всегда одинаковы для правящей партии и оппозиционных партий. Вспомним, как в 2010 году работала комиссия по административному ресурсу, куда вошла не одна жалоба со стороны неправительственных организаций и субъектов. Я вам могу сказать с полной ответственностью, что ни по одной жалобе никакого реагирования со стороны этой комиссии не было. Что дает нам право заключить, что и в данном случае будут неодинаковые подходы как к правящей партии, так и к оппозиционным партиям. С большим энтузиазмом будут изучать финансовые средства Иванишвили и его партнеров - политических партий, чем, допустим, других оппозиционных партий.

Кети Бочоришвили: Понятно. Ника Читадзе, у меня к вам вопрос. Вы, после того, что сказал Кахи Кахишвили, продолжаете считать, что служба, которая создана в Контрольной палате, сможет быть самостоятельной и независимой?
Ника Читадзе

Ника Читадзе


Ника Читадзе: Конечно, она сможет быть самостоятельной и независимой, если она будет осуществлять контроль, если она не будет пренебрегать конституцией, пренебрегать законодательством Грузии. Меморандум был подписан вчера. Так что заявлять о том, что она будет осуществлять определенный нажим на оппозиционные партии, конечно, преждевременно. Это один вопрос. И второй вопрос: оппозиционные политические партии, которые признаны партнерами бизнесмена Иванишвили, уже получили деньги от десяти предпринимательских субъектов. Каждая политическая партия получила по миллиону лари. Хотя сами политические партии скрывали данные перечисления денег, все открылось после пресс-конференции одного из парламентариев Грузии. Я думаю, что после этого они с финансовой точки зрения окрепли, и будут в этом случае конкурировать с правящей партией. Что касается того факта, что на «Рустави-2», например, минута рекламы стоит сорок тысяч лари и т.д. и т.п. Мы не должны забывать, что многие политические партии пользовались бесплатной политической рекламой во время предвыборной кампании или перед муниципальными выборами, которые состоялись 31 мая 2010 года. Здесь также нужно отметить, что в Грузии функционирует и второй канал, где все политические партии, политические субъекты имеют равное право фиксировать свою позицию, делать заявления и т.д. и т.п. Надеюсь, именно в Грузии перед выборами будет создана конкурентная среда.

Кети Бочоришвили: Спасибо, Ника. Вопрос к Кахи Кахишвили. Правящая партия предложила начать осуществлять контроль над финансами именно с себя. И если это действительно будет прозрачный процесс, мы услышим, как финансируется правящая партия. Ну а если вы, Кахи, знакомы с механизмом работы этой службы, настолько ли он совершенен, чтобы исключить тот момент, когда партия сможет осуществлять контроль над ней?

Кахи Кахишвили: Я постараюсь вначале ответить на те аргументы, которые представил господин Ника Читадзе, потому что это принципиальные аргументы. Что касается того, что политические партии могут пользоваться бесплатной политической рекламой на телевидении, я считаю это дискриминацией тех каналов, которые государство обязывает выделять бесплатное эфирное время для рекламы. Потому что телевидение представляет, в первую очередь, бизнес, это юридическое лицо, и здесь государство противоречит самому себе. С одной стороны, оно говорит, что юридические лица не могут вносить какие-то материальные, нематериальные ценности в политическую партию, с другой стороны, оно обязывает юридическое лицо бесплатно предоставлять эфирное время какому-то политическому субъекту – это тоже фактически деньги. Здесь уже идет дискриминация, и государство не имеет права вмешиваться в частную собственность и обязывать кого-то делать кому-то что-то бесплатно.
Что касается того, что партии имеют бесплатное время и для этого им не нужны бесплатные рекламы, я хочу сказать о том миллионе, о котором говорил господин Читадзе. Да, это входило в 12-пунктное соглашение и было сформулировано так: партия, которая пройдет пятипроцентный барьер, получит единожды сумму в миллион лари, из которых 300 тысяч она должна будет потратить на предвыборную кампанию, размещение платной рекламы. То есть если партиям не нужны, по аргументам Читадзе, платные рекламы и у них достаточно бесплатных реклам, зачем тогда само государство подразумевало из этого миллиона обязательно выделить 300 тысяч только на телерекламу? Что касается того, что Контрольная палата будет обязана одинаково рассматривать все вопросы как с правящей партией, так и с оппозиционными партиями, и до этого не было никаких сомнений по поводу того, что государственные структуры по-разному оценивают действия субъектов, то я могу привести пример. Если мне хоть один чиновник назовет тот доклад Контрольной палаты, или то решение Контрольной палаты, по которому дело главы какого-нибудь министерства (я не говорю о каких-то стрелочниках, которые работали начальниками каких-то управлений) или главы какой-нибудь администрации было передано в прокуратуру, и это дело закончилось обвинительным заключением, я могу сказать: да, Контрольная палата действовала всегда принципиально. Но на протяжении стольких лет я еще не видел, чтобы по заключению Контрольной палаты какой-нибудь министр был отдан в руки правосудия. Что касается принципиальности. В 2010 году работа как раз той комиссии, которая была укомплектована из государственных лиц, показала: никакого реагирования на жалобы НПО не происходило. Один из губернаторов, на которого были поданы жалобы в связи с превышением им служебных полномочий, на сегодняшний день стал министром, фактически его повысили в должности. Да, конечно, обязательно должен быть контроль за финансовыми действиями партий, это однозначно, но в данном случае мы получаем такой каскад законопроектов, который фактически уже не позволяет партиям легально получать какие-нибудь деньги. И это будет толчком к тому, что партии с легализованных денег могут перейти на использование черных, грязных денег, а это плохо для развития демократии. Между прочим, в Уголовный кодекс внесена статья, которая подразумевает ответственность за политическую взятку. В данном случае мы можем стать свидетелями «остросюжетных фильмов», связанных с партиями и гражданами, которые с помощью третьих лиц будут вносить в партии денежные средства. Насчет миллиона, полученного партиями в коалиции с Иванишвили. Эти деньги были получены законным путем еще до принятия поправок, запрещающих оказывать партиям финансовую помощь. Никто этих денег не скрывал, потому что по этому же закону партии обязаны были представить финансовую декларацию только с 1 февраля 2012 года, но когда вошли в силу новые поправки, партии представили свои финансовые потоки, и оттуда стало известно: никто не копал, никто не изучал, они сами представили. Другое дело, что в данный момент уже это будет делать невозможно. Многие партии пользовались этой возможностью получения денег, в том числе и «Национальное движение».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG