Accessibility links

"Расставаться грустно"


Уже девять лет мастера нет в живых, но традиция семейных спектаклей продолжается

Уже девять лет мастера нет в живых, но традиция семейных спектаклей продолжается

ТБИЛИСИ---Дом Давтянов - один из тех колоритных домов старого Тбилиси, которые придают этому городу особый оттенок. Он известен своими куклами, которых на протяжении многих лет создавал Гарри Давтян, а также семейным театром марионеток. Уже девять лет мастера нет в живых, но традиция семейных спектаклей продолжается.

Особую атмосферу дома Давтянов можно ощутить еще с порога. За стеклянной входной дверью вас обязательно встретит босоногий Хаго с печальным взглядом из-под густых ресниц, а рядом с ним - игривый ослик. Дальше в нишах каменных стен расположились другие куклы и разные фигурки, сделанные руками мастера.

«У каждого персонажа свое имя. Вот это Хаго – "первобытный" армянин. А это ослик - такой философский персонаж. А это Гриша. Очень старая кукла. Боцман Гриша. Одна из самых первых кукол, сделанная более тридцати лет назад. Вот этот чертик носит имя Гнусик. Но он не злой, это такая чертовщина, которая сидит в каждом человеке. Добрый чертик...»

Это Гога Давтян рассказывает о персонажах, созданных его отцом Гарри Давтяном.

У марионеток прототипов нет. Чаще всего это собирательные образы разных людей. В одной и той же кукле можно увидеть и Фрунзика Мкртычана, и Армена Джигарханяна, какой-то персонаж чем-то смахивает на Вахтанга Кикабидзе, а какой-то - просто на старого соседа.

И лишь в одной кукле можно хорошо разглядеть черты прототипа - самого Гарри Давтяна. Этакий автопортрет мастера.

«Тоже странно. Он создавал образ Параджанова. Уже лепил параджановскую голову, глаза. Но вдруг все это оставил и стал лепить Мастера... Почему он сделал Мастера, я поняла со временем. Он ушел, а Мастер остался...» - рассказывает Жанна Давтян, супруга Гарри.
Некоторым куклам так и не повезло. Мастер не успел их закончить.

К созданию каждой куклы Гарри Давтян подходил индивидуально. Даже после завершения менял какие-то детали: то веревку, то колечко.

«Кукла - сложнейший механизм, требующий точной настройки и любви, иначе она не родится, оркестр не заиграет», - так говорил мастер.



Для многих его созданий оркестр все-таки заиграл. В 1992 году в доме Давтянов был поставлен первый спектакль Кач Назар, что в переводе с армянского означает Храбрый Назар. Это был период гражданской войны в Тбилиси. «Наступило тяжелое время, надо делать праздник», - говорил тогда мастер. К этому спектаклю, вспоминает Гога Давтян, готовились два года:

«Сцену делали - у нас были репетиции. С энтузиазмом бежали домой после института как на работу. Было много споров, обид. У каждого своя идея была. Для нас все это было очень ново. Мы видели, как появлялись куклы, но нам еще нужно было ими управлять».

Хотя сам Гарри водить кукол не любил. Об этом вспоминает его дочь Анна Давтян:

«Он давал их нам: а ну-ка изобразите что-то! Самоучки... Он сказал, куклы нас сами научат, как их передвигать».

Супруга Гарри Жанна Давтян говорит, что у каждой из этих кукол своя, еще не раскрывшаяся история. Может, они и участвовали вместе в одном спектакле, но каждая из них - это отдельный образ, персонаж моноспектакля. Страстная цыганка, обходительный Гриша – при каждом движении кукловода марионетка не просто меняет позу, но часто и выражение своего кукольного лица. То появляется ухмылка, то томный взгляд.

В этом доме кукол марионетками называть не любят. И неудивительно - каждая из кукол не упускает случая показать свой характер. И лучше всех их понимает Жанна Давтян, ведь ей нередко приходится уговаривать кукол выступать:

«У них даже сложились отношения друг с другом. Вот Анчаб, который исполняет композиции Луи Армстронга. Он всегда тянет зрителя на себя. Он весь такой экстравагантный... Бывает, когда я работаю с Шекспиром, он начинает ревновать и не хочет выходить на сцену. Ему долго приходится объяснять, что у того тоже механизм портится. А Шекспир лоялен абсолютно ко всем».

Жанна Давтян может бесконечно говорить о куклах, о мастере, хотя наотрез отказывается признавать, что именно благодаря ей мастер продолжает жить в этом доме, в своих куклах. Говорит дочь Анна:

«Люди, которые приходили при отце, продолжают приходить и после его смерти. Даже появились новые, которые не знали отца при жизни, но, посетив этот дом, говорят: теперь мы знаем его...»

В этом доме вечеров без гостей не бывает. И каждый из них, впервые он тут или нет, чувствует себя уютно:

«Это заложено еще мастером. У него сначала были посещения только по четвергам, а потом все это переросло в остальные дни недели», - говорит Жанна, суетясь на кухне.

Этим вечером на чашку чая к Давтянам заглянул и Артем Киракозов. Ему повезло, он был знаком с Гарри еще при жизни. Близкий друг семьи Давтянов вспоминает Гарри:

«Главными чертами характера Гарика были впечатлительность и доброжелательность. Это отличало его. Каждая кукла как раз отражает добро, тепло. Недаром он говорил, что недобрых кукол не бывает. Если приглядеться, какие грубые ресницы, брови, но все же они ведь тепло излучают».

Время летит, а куклы не стареют. Каждая из них с прежней живостью, которую в них вложил мастер, следит за каждым движением людей. А вместе с ними за гостями наблюдает и Гарри Давтян, записавший при жизни на пленку такие слова:

«Здесь я живу, и здесь я не один. Мы все друг друга любим. Я в каждой кукле, но в этой кукле меня больше всего. Не знаю, кто на кого больше похож. Время меняет нас одинаково. Недобрых кукол не бывает, мы все это знаем... Расставаться грустно...»
XS
SM
MD
LG