Accessibility links

ПРАГА---Мы начинаем цикл передач «Кавказ и искусство» о людях, которые живут и творят на Кавказе в разных областях культуры и искусства, или представляют свою страну за рубежом. Открывает цикл портрет Давида Евгенидзе, известного в Грузии и за рубежом автора и исполнителя джазовых композиций, музыки к спектаклям и кинофильмам. Слово автору цикла Кети Бочоришвили.

Интервью с Дато Евгенидзе могло не получиться. Когда после прослушки выяснилось, что запись плохая и не может идти в эфир (такое случается из-за плохой связи), просить человека во второй раз рассказывать о том, как он сочиняет музыку, играет джазовые композиции или пишет стихи, по меньшей мере глупо. Но иногда проходишь и через такое. Дато без малейшего раздражения в голосе согласился на вторую запись, только извинился: «Я не смогу повторить в точности так, как в первый раз, у меня не получится».

- Бывают музыканты, у которых есть наработанные концерты, они эти концерты везут в турне, но они повторяются. Я не могу ездить в такое турне, потому что никогда мой концерт не повторяется, он рождается на сцене и там же умирает.



Собственно, для джазового композитора и пианиста высокого класса вполне естественно, когда ни один его концерт не похож на другой. Удивительно другое: как это сочетается с классической музыкой, не допускающей никаких вольностей по отношению к себе, не поддающейся импровизации и требующей точности исполнения, ведь Давид говорит, что самое главное в его жизни - классика.

Эпизоды из детства, которые он отчетливо помнит, уже были своеобразным предначертанием судьбы.

- Я с шести лет нахожусь на сцене. Когда я начал писать музыку, ночью просыпался и подходил к пианино, мои родители очень нервничали, хотели к психиатру меня отвести, думали, что у меня с мозгами не все в порядке (смеется). У меня была прекрасная бабушка, которая им сказала, что к психиатру не надо отводить ребенка, а надо отвести его к педагогу музыки. И меня к семи лет в Центральную музыкальную школу отвели к педагогу Геджадзе, который сказал, что это очень талантливый мальчик.

Полученное образование только распахнуло его талант.

- Я получил классическое образование, потому что я закончил Центральную музыкальную школу, потом Московскую консерваторию, и затем аспирантуру. Мне было восемнадцать лет, когда я написал вокально-камерный цикл на стихи Галактиона Табидзе. Тогда проводился всесоюзный конкурс композиторов, и я получил Гран-при. Это была моя первая победа. Я на всю жизнь остался классиком, у меня очень много произведений классических. Джаз я очень люблю, а сочинением музыки к фильмам, в принципе, зарабатываю. Джаз - это мое сердце, классика - мой дух, а остальное тело принадлежит фильмам (смеется).

Его творческие связи с Москвой крепки, и разорвать их, похоже, ничто уже не сможет. Он пишет музыку не только к грузинским кинофильмам, многие именитые режиссеры России считают за честь пригласить его к работе над своими картинами. Знаменитая лента «9 рота» Федора Бондарчука, как говорят критики, вдобавок к другим художественным достоинствам, заиграла еще и благодаря музыке Евгенидзе.

Не только слушать, смотреть на Дато во время игры, значит, участвовать в каком-то магическом ритуале погружения в звук. В своей неизменной бандане, с закрытыми глазами, он играет, загадочно улыбаясь. От этого и музыка его наполняется потаенным смыслом, и когда эту загадку разгадываешь, делаешься счастливей вдвойне. Сам он тоже не считает себя обделенным этим чувством.

- Меня всегда вдохновляет любовь. Я счастлив, что я родился православным. Мой самый любимый человек, Бог - это Христос. Потому что он сказал: люби и любимым будешь. Да, я счастливый. Только тем, что я рожден, что я увидел это море, увидел эти звезды, тем, что я знаю людей самых прекрасных на этом свете, и зверей, и птиц, и рыб. Настолько прекрасен мир, в котором я живу, что единственное слово, которое я могу сказать, - это спасибо.

Когда человека вдохновляет любовь к Богу и всему окружающему, ему хочется выплеснуть чувства наружу. У Дато получается это не только в музыке, рифма тоже оказалась у него в послушницах.

Ты так ко мне добра – это не к добру.
Смех твой лег, как пух.
Ох, как плох твой вздох.
Ликер лимонных слез любя в бокал ты льешь,
Но, к сожалению, ложь –
Добро, и смех, и слезы…


Большую часть последнего года Евгенидзе провел в Грузии. Дал семь концертов, непохожих друг на друга, конечно. Теперь его ждет Питер, где он заканчивает работу над балетом «Александр Македонский» в Мариинке. Потом концерты в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Киеве и Баку.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG