Accessibility links

Кто возглавит югоосетинскую оппозицию?


Раскол есть, и проблема, с которой столкнется оппозиция на предстоящих выборах, это в отсутствие Аллы Джиоевой появление нового лидера

Раскол есть, и проблема, с которой столкнется оппозиция на предстоящих выборах, это в отсутствие Аллы Джиоевой появление нового лидера

ПРАГА---В рубрике «Некруглый стол» мы обсуждаем ситуацию в самопровозглашенной республике Южная Осетия.

Андрей Бабицкий:
Сегодня мы обсудим предвыборную ситуацию в Южной Осетии. Со мной на связи из Владикавказа экс-премьер-министр Южной Осетии Олег Тезиев, и рядом в пражской студии Олег Кусов - наш обозреватель. Я хотел бы для начала включить комментарий нашего корреспондента на Северном Кавказе Мурата Гукемухова, который рассуждает о тех же материях, о которых нам с вами предстоит поговорить.
Мы прослушали комментарий Мурата Гукемухова. И у меня вопрос к Олегу Кусову. Олег, Мурат говорит о том, что возможен раскол в оппозиционном стане. Это, во-первых, и различия в оценках переговорного процесса, так называемого компромиссного соглашения, и, наверное, различия в оценках собственных перспектив каждого конкретного оппозиционера, который, наверное, имеет президентские амбиции. Что вы думаете?



Олег Кусов: Мы помним, что еще в предвыборную кампанию многие оппозиционеры поддержали Бибилова; уже тогда это был сигнал о том, что в стане оппозиции наметился раскол. Они так и не определились ни в ходе выборов, ни до выборов, ни после второго тура выборов. Конечно же, раскол есть, и проблема, с которой столкнется оппозиция на предстоящих выборах, как заметил Мурат, это в отсутствие Аллы Джиоевой появление нового лидера. Ведь Алла Джиоева стала лидером, я бы сказал, спонтанно, только потому, что Эдуард Кокойты не позволил Дзамболату Тедееву и Альберту Джуссоеву зарегистрироваться в качестве кандидатов. И тогда их ресурсы, точнее, Тедеева, перетекли в лагерь Джиоевой. Вот на этой волне она и стала лидером. Вряд ли на этих выборах будет такая ситуация – случай вряд ли теперь подарит нового, такого яркого лидера.

Андрей Бабицкий: Олег Тезиев, как вы считаете, оппозиция пойдет на новые выборы опять с целым букетом кандидатов, или все-таки им удастся остановиться на какой-то одной фигуре?

Олег Тезиев: Скорее всего, букета кандидатов не избежать. Но меня больше интересуют некоторые заявления председателя ЦИКа, где она говорит, что за исключением того, по чьей вине были сорваны выборы, все будут допущены, но при этом не называет фамилии. Поэтому я не могу понять, кто будет этим конкретным лицом. Также она говорит, что не будет комментировать никакого соглашения между Кокойты и Джиоевой. Я, вообще, не понимаю, о чем идет речь, о каком соглашении. Тем более что результаты прошедших выборов были признаны Верховным судом недействительными на основании поступивших жалоб о допущенных нарушениях. Эти жалобы были рассмотрены Верховным судом, но правильнее сказать не Верховным судом, а верховным судьей, потому что суда, как такового, не было, решение было принято одним человеком, в частности, верховным судьей. Здесь я на сто процентов согласен с Муратом Гукемуховым по поводу того, что принцип прогнозируемого хаоса дает возможность манипулировать в очень широком диапазоне. И мне кажется, что здесь позиция более выигрышная у стороны ушедшего президента.

Андрей Бабицкий: Олег, спасибо. Я хотел у вашего тезки поинтересоваться, вы тоже думаете, что сегодня Кокойты одержал какую-то тактическую, временную победу, и идет на выборы с какими-то свежими силами?

Олег Кусов: Да, конечно, главное, он не допустил к власти своих оппонентов, точнее, ставленника своего заклятого друга Дзамболата Тедеева. Ему удалось сделать так, чтобы человек, который представляет Тедеева, не занял его кресло. Что у него в планах, очень трудно сказать, но есть какие-то еще потенциально сильные ходы у власти; я не знаю, насколько она готова их применить. Я имею в виду посла Южной Осетии в Москве Дмитрия Медоева – фигуру довольно-таки сильную; и если Эдуард Кокойты наберется смелости предложить ему сыграть в его партию, то у Медоева будут очень большие шансы победить любого из оппозиционеров. Но это, конечно, палка о двух концах, потому что Дмитрий Медоев все-таки довольно самостоятельная фигура, и он может не пойти на выполнение каких-то требований, условий со стороны Кокойты.

Андрей Бабицкий: Олег Тезиев, мне пришлось слышать от многих представителей оппозиции, в частности, вчера в эфире у нас был Джемал Джигкаев, что сегодня кандидатура представителя оппозиции не важна, протестный электорат все равно проголосует за любого человека, которого выставит оппозиция, поскольку речь идет не о том, за кого, а против кого.

Олег Тезиев: Может быть, это и верно, но организаторы повторных выборов растянули их, вопреки закону, принятому в Южной Осетии, не на два, а на четыре месяца. И это было сделано умышленно, для ослабления горячего желания стоять до конца на повторных выборах. Боюсь, что такого яркого проявления протеста у населения ожидать уже не приходится. Поэтому остается уповать только на четкие выборы. Проследить за возможностью проведение таких выборов будет очень трудно.

Андрей Бабицкий: Олег, у вас нет ощущения, что Москва все-таки и во время выборов, и подписывая, вернее, участвуя в переговорах, играла на стороне Кокойты совершенно очевидным образом, и едва ли ее позиции изменятся к следующим выборам, к перевыборам? И, в общем, наверняка она будет действовать умнее. Как вы думаете, есть ли у Кремля какие-то возможности, ресурсы, может быть, более тонко, но продавить своего кандидата?

Олег Кусов: Конечно же, есть много материальных ресурсов, но не всегда хватает ресурсов интеллектуальных, это мы видели на примере прошедших выборов: неумение вовремя ориентироваться, учитывать настроения людей. Москва, в принципе, выбирала из двух зол наименьшее для себя - Кокойты. Джиоеву и стоящих за ней людей она вообще не хотела видеть во власти. А Кокойты тоже потерял доверие после провала кампании по восстановлению республики. И, в принципе, Москва и дальше будет диктовать и вести свою игру, диктовать свои правила игры, потому что югоосетинские выборы, как показали два тура, это худший слепок российских выборов, которые были раньше (думские, президентские и т.д.) То есть вся выборная кампания идет по лекалам российским: не важно, как люди голосуют, важно, даже не то, как считают, а как суд решит. Суд почему-то может отменить все голоса избирателей, может их перечеркнуть. Это, конечно, московская практика, она и дальше будет насаждаться. То есть я не вижу, чтобы Москва хоть на секунду отошла от проблем Южной Осетии, от диктата над Южной Осетией.

Андрей Бабицкий: Ну да, от привычной практики. Олег, в принципе, на выборах 2004 года Москве удалось как-то снять кризис за счет того, что оппозиция и власть выступили фактически вместе, распределив посты президента и вице-президента. Вы не считаете, что такой же выход примерно, скажем, в рамках этой схемы, может быть предложен и для Южной Осетии?

Олег Тезиев: Возможно все, конечно. Единственное, мне кажется, что такие схемы четко пока не прорисованы. Я не вижу аргументов, которые давали бы возможность говорить о том, что такие схемы возможны.

Андрей Бабицкий: Вы помните, когда Хаджимба стал вице-президентом, а Багапш президентом? Есть ли фигуры, и есть ли готовность в югоосетинским обществе принять такой компромисс?

Олег Тезиев: Слишком серьезные фигуры были в Абхазии – и Хаджимба, и Багапш. Если в Южной Осетии удастся привести к выборам таких кандидатов, то да, вполне возможно. Но я пока навскидку не могу понять, о ком может идти речь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG