Accessibility links

Сага о «форсажах»


10 января в батумской гостинице «Интурист-палас» был презентован очередной миротворческий проект грузинской стороны - «Грузино-абхазская сага»

10 января в батумской гостинице «Интурист-палас» был презентован очередной миротворческий проект грузинской стороны - «Грузино-абхазская сага»

СУХУМИ--10 января в батумской гостинице «Интурист-палас» был презентован очередной миротворческий проект грузинской стороны - «Грузино-абхазская сага». Как сообщает «Новости-Грузия», участники проекта предложили необычный вариант урегулирования межнационального конфликта. Группа женщин, которая взяла на себя миссию помирить оба народа, заявила, что обмен между грузинскими и абхазскими семьями может стать отличным подспорьем для налаживания отношений. По словам участниц проекта, именно личностные контакты должны сыграть основную роль в улаживании конфликта. Организуют проект «Грузино-абхазская сага» исключительно женщины. Они уверены: мягкий женский подход сможет сделать то, что не удается мужчинам…

Из других СМИ узнал детали. Так, встреча состоялась по инициативе организации «Сороптимист». На презентации присутствовали представители правительства Аджарии и Абхазии и проживающие в России абхазы. По словам организатора встречи Нателы Думбадзе, в ноябре в Батуми пройдет грузино-абхазская совместная конференция, после чего группа женщин собирается поехать в столицу Абхазии… Надо так понимать, что под правительством Абхазии здесь подразумевалось функционирующее в Тбилиси правительство Автономной Республики Абхазии, а говоря о столице Абхазии, участники презентации уточняли: «оккупированной Абхазии». Российское же издание «Метро» озаглавило информацию об этом почему-то так: «Абхазы предложили грузинам обмениваться детьми».

Как и следовало ожидать, в различных СМИ и блогосфере появилось уже немало иронических и саркастических комментариев. Один интернет-пользователь предлагает: им надо срочно пригласить Розу Сябитову из телепередачи «Давай поженимся», и она быстро все конфликты урегулирует. «Есть дамы в кавказских селеньях. Конфликт на скаку остановят, в горячую точку войдут», – подтрунивает обозреватель «Радио России» Михаил Шейнкман. Но мне хотелось бы не ерничать, а попытаться всерьез понять, что же на самом деле за этой «сагой». Наивность, доходящая до неадекватности? Или, наоборот, весьма прагматичное умение, пользуясь неосведомленностью западных доноров, заработать деньги на ровном месте и заодно помочь официальному Тбилиси заработать очки перед Западом? Или то и другое вместе?



Догадываюсь, что за женщины могли собраться в «Интурист-паласе» и в гораздо большем количестве могут приехать в Батуми в ноябре. В основном, наверное, это члены смешанных грузино-абхазских семей, живущие в Грузии и России. Таких семей в Абхазии было, да и сейчас остается, немало. Вот картинка из памяти: летом 93-го я увидел в центре Гудауты свою знакомую – миловидную блондинку из села Лыхны по фамилии Лакоба, не так давно закончившую Абхазский госуниверситет. Она уезжала в Россию, где ее ждал муж. «А кто твой муж?» «Наш враг», – ответила она домашней заготовкой, подразумевая: грузин. И сколько таких было только из моих знакомых! Причем не помню, чтоб в абхазском обществе звучали слова осуждения в их адрес, ибо «семья – это святое». Хотя немало было и тех, кого война развела. Знаю также нескольких абхазок, которые уехали с мужьями-грузинами в Грузию, а потом, оставив их там, навсегда вернулись. А вот из уезжавших в Россию – на «нейтральную территорию» – таких вернувшихся не припомню.

Может, и та моя знакомая приедет в ноябре из России в Батуми. Ну и что? В чем фокус-то? А дальше что? Даже если предположить, что грузинки – делегаты этой будущей конференции каким-то образом проедут в Абхазию, в чем я сильно сомневаюсь, то что они скажут при встрече с представительницами какой-нибудь абхазской женской организации, например, с матерями погибших на войне: давайте мириться и жить дружно, но на наших условиях – возвращения Абхазии в состав Грузии, а всех грузинских беженцев – в Абхазию? А те призадумаются и начнут уговаривать мужчин? Думаю, что во избежание скандала и никому не нужных проблем их сюда никто и не пропустит.

Содиректор неправительственной организации Центр Гуманитарных Программ Лиана Кварчелия, с которой я сегодня беседовал, высказала большие сомнения в отношении этой инициативы. Ей кажется, что это PR-акция, за которой стоят грузинские власти со своей стратегией в отношении «оккупированных территорий». Лиана заметила, что сама участвует в грузино-абхазском диалоге, но считает, что это должны быть не слащавые признания в вечной дружбе, братстве и любви, которым помешала третья сила, а серьезный разговор о реальных путях урегулирования отношений двух народов. На мой вопрос, почему, на ее взгляд, местом организации этой встречи выбран Батуми, она высказала предположение: наверное, потому, что это «вывеска» сегодняшней Грузии, где к тому же очень много времени проводит Михаил Саакашвили.

Историк, журналист и блоггер Роин Агрба, который, кстати, родился в Батуми, согласился с моей мыслью: это место выбрано, наверное, еще и потому, что в Аджарии живет около двух тысяч абхазов, потомков махаджиров, что порой используется грузинской пропагандистской машиной как козырь. Вот, мол, живут ведь они в Грузии без проблем и конфликтов! Хотя любому человеку, который «в теме», понятно: но там ведь и нет предмета для спора, там абхазы – нацменьшинство, понимающее, что живет на земле, где их приютили. И совсем другое дело, когда нечто подобное пытались доказать абхазам, живущим на своей исконной родине… Зашла у нас речь и о том, почему все же «сага»? Причем тут староскандинавский эпос, или, в более широком понимании, сказание вообще. Я вспомнил «Сагу о Форсайтах», а по аналогии с ней в голову пришло: «Сага о форсажах». Ибо все подобные проекты напоминают попытки «форсировать работу двигателя» в урегулировании конфликта, но поскольку их организаторы явно берутся за дело не с того конца, их усилия часто становятся предметом насмешек. Не только, между прочим, в Абхазии, но и в Грузии. И это бесконечное сочинение песенок со словом «Абхазия», и широко разрекламированная, но мертворожденная идея «нейтральных паспортов для жителей оккупированных территорий»…

Роин назвал «Грузино-абхазскую сагу» очередной мулькой. И я с ним, пожалуй, соглашусь. Как и Лиана, являюсь сторонником грузино-абхазского диалога и сам в нем нередко участвую. Но диалог диалогу рознь. Я за диалог осмысленный, имеющий в перспективе какие-то реальные плоды. Например, обмен информацией и мнениями для того, чтобы наши общества лучше понимали друг друга. Прозрачный товарообмен. Диалог культур, ибо ни Шота Руставели и грузинские литература и искусство в целом ни в чем не провинились перед абхазами, ни Дырмит Гулиа и абхазские литература и искусство – перед грузинами.

И совсем другое дело – витание в облаках в надежде, что «надо их уговорить».

Недавно, кстати, в грузинских СМИ мелькнула информация о том, сколько же на сегодняшний день выдано нейтральных документов, о которых года полтора назад так шумело грузинское министерство по реинтеграции. Оказалось: ноль. Несмотря на затраченные, наверное, под все это дело внушительные средства. Кто бы сомневался.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG