Accessibility links

Вызов для Кремля?


Заявление Аллы Джиоевой вряд ли следует рассматривать как сенсацию

Заявление Аллы Джиоевой вряд ли следует рассматривать как сенсацию

ВАШИНГТОН---Новый год принес оживление в югоосетинскую политику. 18 января оппозиционный лидер Алла Джиоева заявила о выходе из Соглашений с республиканскими властями, достигнутых при российском посредничестве. Почему для такого шага было выбрано именно это время? И в какой степени демарш Аллы Джиоевой станет вызовом для Кремля?

Заявление Аллы Джиоевой вряд ли следует рассматривать как сенсацию. Возможно, ее демарш вызвал некоторое удивление в администрации президента России и других «профильных подразделениях». Но это проблема данных подразделений, а не югоосетинского политического сообщества.

После того как декабрьские Соглашения между властями и оппозицией были подвергнуты существенной ревизии (в данном случае мы не говорим о том, хорошо это или плохо), противники Эдуарда Кокойты просто искали удобного случая для перехода в контратаку. Российские посредники должны были быть готовы к такому развороту событий. Однако определенная пассивность югоосетинских оппозиционеров накануне наступающего 2012 года, а также предвкушение новогодних праздников убаюкали чиновников, ответственных за данное направление. А зря!



30 декабря Алла Джиоева выпустила от своего имени обращение к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву, в котором, между прочим, назвала себя «законно избранным президентом Южной Осетии», что, кстати, также нарушало букву декабрьских Соглашений. Только с другой, оппозиционной стороны. Таким образом, торжества, традиционно растянутые во времени в постсоветских широтах, лишь отсрочили выход на поверхность того недовольства, которое накапливалось в югоосетинских оппозиционных кругах.

После того как праздники остались позади, наступило время вернуться к старым неразрешенным в ушедшем году вопросам. Москва после того как протестные выступления были свернуты Джиоевой, искренне посчитала, что «дело в шляпе» и фактически самоустранилась. Никаких сценариев, рассчитанных на чрезвычайные обстоятельства, у Кремля просто не было. Между тем сегодня конъюнктура для этого сильно отличается от прошлогодней ситуации. В Россию вернулась публичная политика. Верховная власть вносит в национальный парламент закон о восстановлении выборов губернаторов, а главный претендент на президентское кресло считает необходимым объясняться с главными редакторами и в своей программной статье предостерегать от «застоя» и «головокружения от успехов». Значит, самое время использовать выход политики из формата «схватки бульдогов под ковром» в открытое пространство. Впереди президентские выборы. И в России, и в Южной Осетии. Следовательно, расширение публичного поля вокруг потенциальных претендентов на президентский пост крайне важно. Команда Джиоевой не может не понимать, что российская власть поставлена в тяжелые условия. Сейчас Южная Осетия для нее не самый первостепенный вопрос. Никто не возьмется со стопроцентной точностью предсказывать, куда и по какому пути пойдет протестная волна после 4 февраля 2012 года. Трудно прогнозировать, каков запас прочности у путинской команды.

В этой связи «давление снизу» может оказаться эффективным средством. Тем паче, что в сложной ситуации гибридные режимы (то есть такие, которые сочетают в себе демократический антураж и авторитарные методы) часто идут на некоторые жертвы, начиная сдавать «своих». Этим они показывают определенную «открытость» и готовность к переменам. И в нынешней ситуации Эдуарду Кокойты будет крайне сложно рассчитывать на ту благосклонность, которая была у Кремля к нему еще вчера. Впрочем, Алла Джиоева, начиная с ноября 2011 года, уже показала, что готова снизить градус радикализма, если получит интересные предложения из Москвы. В этой связи ее очередной демарш с перспективами массовых протестов может оказаться лишь удачным средством для поднятия политических акций и привлечения внимания российской власти. Как бы то ни было, а Москве придется ускорить выход из новогодней спячки и снова вплотную заняться Южной Осетией, ибо в случае самоустранения резкое падение акций будет уже не у Джиоевой и не у Кокойты, а у Москвы, от которой российские граждане непризнанной республики ждут эффективной помощи. Но так и не получают ее. Пока же никаких оригинальных идей, кроме разваливающихся на глазах декабрьских Соглашений, не видно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG