Accessibility links

ЧЕРКЕССК—Пресс-служба исполняющего обязанности президента Южной Осетии Вадима Бровцева обвинила лидера югоосетинской оппозиции Аллу Джиоеву в попытке дестабилизировать ситуацию в республике и покушении на незаконный захват власти. Так господин Бровцев отреагировал на заявление об отзыве своей подписи под соглашением, в котором она отказалась от своей победы на прошедших выборах президента, и требование передать ей власть как законно избранному главе республики. Сегодня, 23 января, истек срок ультиматума, выдвинутого Джиоевой, в противном случае она грозила провести свою инаугурацию и перейти к бессрочным акциям протеста.

По логике Аллы Джоевой, если соглашение не выполнено, значит, ситуация «обнуляется», и она теперь возвращается к обсуждению итогов избирательной кампании. Т.е оппозиция констатирует, что посредническая роль России не состоялась, кризис не разрешен, и подменять законность избирательной кампании политическим шаманством во имя абстрактных представлений о мире и стабильности более не имеет смысла.

По мнению вице-спикера югоосетинского парламента Юрия Дзиццойты, республика обречена возвращаться вновь и вновь к обсуждению этого соглашения, как к фактору, определившему политическую жизнь республики на ближайшую перспективу и источнику затяжного кризиса власти, возвращаться к соглашению, которое каким-то немыслимым образом противопоставило два понятия – стабильность и законность:

«Это соглашение вызывает слишком много вопросов, там с посредниками не совсем ясно – всего две подписи [Кокойты и Джиоевой], - говорит Юрий Дзиццойты. - Хотя гарантом и единственным депозитарием является российская сторона, подписи российской стороны под соглашением нет. Было ясно с самого начала, что там постарался экс-президент. Я думаю, что это его рук дело, оно создано для того, чтобы каким-то образом разрядить обстановку и перегруппироваться. Учитывая, что в парламенте большинство сторонников экс-президента, отставка генпрокурора и председателя Верховного суда не была принята. Мне кажется, что их не отпустили только с одной целью – опасаясь, как бы новый судья не отменил решение предыдущего, и тогда Алла Алексеевна автоматически стала бы президентом Южной Осетии».



Теперь, по мнению Юрия Дзиццойты, и сам Бровцев оказался в правовом капкане этого соглашения; вне зависимости от того, хочет он или не хочет выполнять его пункты, закон ограничивает его возможности: «Что касается Бровцева, я думаю, он совершенно прав в том смысле, что следующее представление на генпрокурора и председателя Верховного суда можно направить только спустя полгода после первого, т.е. нам нужно ждать до середины нынешнего года».

Руководитель медиа-центра «ИР» Ирина Гаглоева считает, что от инаугурации, которой грозит Джиоева, как и от оппозиции, не исходит опасность. Ну, проведут инаугурацию, дальше что? Это не означает признания Москвы и перехода к Джиоевой контроля над бюджетными потоками и государственными структурами. Зато объектом пристального внимания общества стал ответ оппозиции пресс-службы Бровцева. По мнению Гаглоевой, тон ответа говорит о том, что с уходом Кокойты мало что изменилось в восприятии властью оппозиции. Она по-прежнему очень болезненно, если не сказать враждебно воспринимает сам факт ее существования.

«Многие говорят, что Джиоевой уже не стоит говорить о своей победе, надо какую-то новую стратегию вырабатывать, - говорит Ирина Гаглоева. - Я слышу такие мнения, что Алле лучше бы побороться за право принять участие в повторных выборах. Тем не менее оппозиция существует, она представляет довольно существенный слой общества и с ней нужно разговаривать, а власть как не хотела говорить с народом, так и не хочет. Следовательно, кризис продолжается, и будет продолжаться, пока общество не будет услышано».

В Южной Осетии сложилась дольно странная ситуация: сначала пренебрегли избирательным правом во имя стабильности, а теперь, когда итоги выборов отменены, говорят, что нет правовых норм, позволяющих осуществить комплекс мер для этой самой стабильности, да и не нужно - все и так неплохо.

И самое грустное в этой ситуации, считает Ирина Гаглоева, это отсутствие гарантий, что и следующие выборы не будут отменены, если их итоги не понравятся подконтрольным Эдуарду Кокойты Фемиде и парламенту: «Конечно, нет гарантий. Можно заранее сказать, что если победит не тот человек, выборы опять будут перенесены. Так считают в Южной Осетии, хотя и кажется, что это нереально. Есть в республике силы, которым эти выборы не очень-то и нужны».

Юрий Дзиццойты намерен выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих выборах президента. Он надеется, что до отмены итогов избирательной кампании на этот раз дело не дойдет: «То, что произошло в ноябре-декабре прошлого года, связано с именем экс-президента. Его уже нет, поэтому, я думаю, что сейчас все пройдет в рамках закона, никаких таких резких движений уже не будет».

Мурат Гукемухов: Хотя в Москве его называют «действующий президент в отставке».

Юрий Дзиццойты: Я думаю, это очень точное определение, он действительно держит в руках ниточки и периодически дергает за какие-то из них, но, я думаю, скоро оборвутся и эти ниточки.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG