Accessibility links

«Будет там плохо или хорошо, очень хочется, чтобы они все были дома»


СУХУМИ---В Сирии сегодня неспокойно. Как вы считаете, вернутся ли сирийские абхазы в массовом порядке на родину предков?

Тимур Чамагуа: Из Сирии, из Турции все наши махаджиры должны вернуться домой – это наше желание. В любом случае, будет там плохо или хорошо, очень хочется, чтобы они все были дома.

Анаид Гогорян: Абхазия уже много лет независима, и более трех лет Россия признала независимость Абхазии, но в то же время за эти годы мало абхазов вернулось на историческую родину. Как вы считаете, почему? Почему так мало людей приезжает в Абхазию жить?

Тимур Чамагуа: Мы не готовы. Наше государство еще экономически не состоялось, чтобы принять их. Но желательно, чтобы мы и они, мы вместе создали эти условия.
Оксана Озарко: Вы знаете, я думаю, что, скорее всего, не будет вопрос так стоять - на родину предков. Просто это способ выжить, и они будут это использовать. Я думаю, что если бы этот вопрос стоял, то это движение началось бы раньше. А не именно тогда, когда там начался конфликт.



Анаид Гогорян: Абхазия независима много лет, более трех лет Россия признала независимость, гарантии безопасности обеспечены. И все-таки мало людей из стран Ближнего Востока и Турции, я имею в виду абхазов, вернулось на историческую родину. Как вы думаете, почему?

Оксана Озарко: Я думаю, потому что было неспокойно, не совсем были уверены в завтрашнем дне. А тут появились гарантии, мы независимы с 1993 года, получили международные гарантии, поэтому люди стали приезжать. Это как способ выживания, а не патриотические чувства, я так думаю.

Мужчина: Если бы они имели такое желание, они бы раньше вернулись. А так, они сами будут решать. Ситуация, я думаю, там не будет развиваться плохо. Там большой войны не будет. Из Турции ведь сюда не многие вернулись. Здесь у нас у самих много проблем. Я не противник того, чтобы они вернулись, но, я думаю, что там есть религиозный момент и много другого… Может быть, уровень жизни там выше, чем здесь, возможности побольше, человеческие пристрастия, языковой барьер, много что держит их. А из Турции те, кто вернулись, столкнулись здесь с проблемами жилья, которые до сих пор сохраняются. Хорошо рекламировать, говорить: «Давайте, сюда возвращайтесь!» А куда расселять, на какие деньги? Другое дело, что здесь безопаснее, все обустроится, человек все заново начнет – это все равно лучше, чем в войне погибнуть.

Девушка: Они бы, наверное, хотели вернуться, потому что им там тяжело сейчас. Я хотела бы, чтобы им помогли, но я не совсем одобряю то, что все, кто уехали когда-то, хотят вернуться. Я читала, что сегодня это входит в интересы России. А когда наши абхазы, кто живет в Турции, возвращались сюда, это в интересы России не входило. Были переговоры, наш президент Багапш ездил в Турцию по этому вопросу, потом он ездил в Россию. Но Россия это не одобряла. А сейчас, насколько я знаю, Россия хочет, чтобы Абхазия помогла нашим братьям, которые находятся в Сирии. Ну, конечно, им надо помочь.

Кансоу Кварчия: Данная ситуация, как бы она не была сложна, в наших руках. И мы должны создать все условия для того, чтобы наши соотечественники, живущие за границей, вернулись на свою историческую родину. Создать им жилищные и экономические условия – чтобы они не платили налоги какое-то время. И мы должны принять их по-абхазски: тепло и с радостью.

Рима: Их агитировать надо, как-то привлечь сюда, чтобы они приехали. Показывать больше про Абхазию, рассказывать. Я думаю, что у нас неплохо, после войны вроде нормально у нас, не страшно жить. Пускай живут.
XS
SM
MD
LG