Accessibility links

«Страна Сухумия»


Первое издание «Страны Сухумии» вышло еще в 2004 году, и после того, как знакомая сухумская гречанка дала мне ее почитать, несколько раз я помещал в газете «Эхо Абхазии» подборки баек из нее

Первое издание «Страны Сухумии» вышло еще в 2004 году, и после того, как знакомая сухумская гречанка дала мне ее почитать, несколько раз я помещал в газете «Эхо Абхазии» подборки баек из нее

СУХУМИ--До Греции из Абхазии добираться непросто, но еще в середине 90-х понтийские греки наладили автобусное сообщение между двумя странами. Ездят на нем, в основном, репатрианты, уехавшие из Абхазии на историческую родину в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого века, и оставшиеся в нашей республике греки. И вот не раз бывало, что мне привозили из Греции экземпляры выходящей там на русском языке газеты «Афинский курьер», многие публикации в которых прочел с большим интересом. А однажды передали книжку «Страна Сухумия» с дарственной надписью автора - бывшего сухумца, в 92-м уехавшего в Афины Николая Ивановича Константиниди: «С искренней благодарностью за публикацию в вашей газете материалов из моей книги».

Первое издание «Страны Сухумии» вышло еще в 2004 году, и после того, как знакомая сухумская гречанка дала мне ее почитать, несколько раз я помещал в газете «Эхо Абхазии» подборки баек из нее. «Байки» - именно так определил жанр своих коротеньких текстов сам автор, которого в Сухуме многие называли, да и сейчас продолжают называть детским еще именем «Кока».

Мы с Николаем Ивановичем были знакомы, но тесно не общались. Он, прежде всего, был представителем другого поколения. Родился в 1934 году в семье Ивана Саввича Константиниди, который работал в свое время и директором Сухумской типографии, и «Абхазхлеб» возглавлял. Сам Николай Иванович, окончивший истфак Сухпединститута, немало лет работал замом председателя Сухумского горисполкома, а с 1986-го по 1992-й - начальником сухумского «Торгмортранса». Словом, к литературе никогда отношения не имел, но, оказавшись в Греции, под влиянием ностальгических настроений, которым бывают подвержены многие репатрианты, начал писать воспоминания в виде пересказов забавных эпизодов из жизни своих сухумских друзей и знакомых с сохранением, естественно, всех реальных имен и фамилий. Эти байки имели бурный успех не только среди русскоязычных греков в Греции, но и среди бывших сухумцев разных национальностей, живущих ныне в разных странах. Свидетельством тому - помещенные во втором, значительно дополненном издании книги восхищенные отклики на первое издание, напечатанные в газете «Афинский курьер», и письма, полученные автором супругов Когония, Наташи Бгажба, Эдика Гвинджилия… Последний пишет, что московские сухумцы собираются по воскресным утрам на хаш и обсуждают книгу Константиниди.



Безусловно, сыграла роль изумительная память Николя Ивановича, сохранившая множество фактов и имен. Почти двести миниатюр второго издания (они составили два раздела книги: «Байки сухумских юмористов» и «Встречи с интересными людьми») охватывают период с 1940 года до конца двадцатого века. В самой первой байке действующим лицом является отец автора, в эпизодах первых лет после Великой Отечественной войны свидетелем и участником событий является уже сам «Кока». Герои баек – хохмачи и любители розыгрышей, кутилы и партначальники, спортсмены и азартные спортивные болельщики… Многих из них я знал лично: Романа Агрба и Бориса Тарба, Бориса Адлейба и Мелитона Кантария, Шоту Шартава и Шоту Шакая… Но не подозревал об их участии в описанных автором забавных эпизодах.

Не знаю, как для кого, а для меня эта книга - прежде всего пласт истории. Это полувековая история города, в котором живу, представленная в лицах. Причем ведь, как известно, историю можно преподносить и так, и этак: и как она описывалась в советских учебниках истории, и как историками, писавшими с противоположных идеологических позиций. Можно узнавать о той или иной эпохе и читая какой-нибудь роман, посвященный ей. Но тут всегда будет червячок сомнения: а почему мы должны доверять субъективному взгляду автора, тем более что в романе можно выдумать что угодно. Байки же, рассказанные Константиниди, подкупают тем, что тут ни у кого не возникает и тени сомнения в их достоверности. Большинство их примерно в тех же словах рассказывалось в свое время много раз в кругу его друзей, в частности, на знаменитой сухумской «брехаловке». По сути, это городской фольклор второй половины минувшего века. И думаю, что я не узнал бы о Сухуме и вообще Абхазии 40-60-х годов так много прочтя даже кучу исторических исследований, как узнал благодаря штрихам и деталям, мелькающим в этих байках. В том числе и о сталинских репрессиях, и о быте партийно-советской элиты, и о городских бомжах - предтечах нашего «Марадоны»…

И еще. Если судить по советским кинофильмам и большинству литературных произведений того времени, можно получить весьма превратное представление о живших тогда людях. Читая же истории, рассказанные Константиниди, я убеждался, насколько неотличимы по своим устремлениям, интересам молодые люди любой эпохи. В некоторых из баек юмор бывает довольно груб, что называется, на грани фола, но это жизнь – не отретушированная, не приглаженная.

Недавно в кругу абхазской интеллигенции обсуждался первый выпуск альманаха «Южный Кавказ» и, в частности, напечатанное в ней эссе Надежды Венедиктовой «Сухумский драйв образца 80-х». Конечно, это совершенно разные авторы. У Венедиктовой – изощренный стиль, философская глубина. Константиниди и не претендует на то, что написанное им - литература, «изящная словесность». Но я нахожу общее между ними в том, что одна присущим ей языком создала коллективный портрет молодой сухумской интеллектуальной элиты 80-х годов, которую объединила «верхняя палуба» ресторана «Амра», другой из калейдоскопа колоритных лиц создал коллективный портрет более старшего поколения - разношерстной и многонациональной сухумской молодежи 50-60-х годов. Кстати, в последние месяцы внимание читающей Абхазии привлек Герой Абхазии Аслан Кобахия, выкладывающий в «Фейсбуке» свои воспоминания-новеллы уже о другом, совсем близком к настоящему, времени.

Сегодня я встретил в центре Сухума одного из героев книги «Страна Сухумия» - известного нашего футбольного судью и газетного автора Григория (Гриню) Погосяна. В свое время я перепечатал в газете байку о нем - «Мой дом - моя крепость!» Постояли, поговорили о книге Константиниди, экземпляр которой автор подарил и ему. Сошлись в том, что это замечательная книжка, оригинальная летопись сухумской жизни.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG