Accessibility links

Ибрагим и черкесская парадигма


В своем интервью «Газете Юга» Ибрагим Хасинбиевич говорит, что считает себя вправе высказывать мысли об ориентации абхазской молодежи на Грузию.

В своем интервью «Газете Юга» Ибрагим Хасинбиевич говорит, что считает себя вправе высказывать мысли об ориентации абхазской молодежи на Грузию.

СУХУМИ--Многие мои знакомые в Сухуме давно говорили мне, что воздерживаются от публичного участия в полемике, возникшей между некоторыми представителями абхазской и черкесской общественности, поскольку руководствуются известным принципом «Не навреди». Действительно, вот уж где уместно вспомнить, что «молчание - золото».

Но интервью, которое герой Абхазии кабардинец Ибрагим Яганов недавно дал израильскому политологу Аврааму Шмулевичу, стало той красной линией, после которой немало людей в Абхазии решило, что теперь продолжать отмалчиваться будет уже во вред братским абхазо-черкесским отношениям. Интернет взорвался недоуменными комментариями. (И это при том, что в позапрошлом году я читал комментарии абхазских интернет-пользователей в поддержку острого, как бритва, письма Яганова живущему в Москве поэту и исследователю истории Денису Чачхалиа.)

Сам Ибрагим в интервью «Газете Юга» говорит следующее: «Истерика в сети поднялась из-за моей фразы "Абхазская молодежь смотрит в сторону Грузии". Ее каждый понял по-своему». Прежде чем привести аргументы некоторых абхазских участников обсуждения, хочу сделать две оговорки. Первое. Ибрагим Яганов пользуется в абхазском обществе колоссальным уважением. Вот уже почти двадцать лет он для абхазов – идеал кавказского рыцаря. Причем воспринимали его всегда не только как воина, но и как мыслителя, общественного деятеля, неравнодушного ко всем проблемам наших близкородственных этносов. Помню, сколько заявлений в его поддержку прозвучало в абхазских СМИ после его жестокого избиения неизвестными в Нальчике прошлым летом. И еще, что немаловажно, никто не сомневается в чистоте его помыслов, в том, что он искренне поделился в интервью Шмулевичу своими мыслями и чувствами. Второе. Раз уж возникло недопонимание между братьями, то надо спокойно, взвешенно и уважительно обсуждать все аргументы сторон. Так, по-моему, и делают авторы двух открытых писем Яганову, опубликованных в абхазских СМИ.



«Дорогой Ибрагим, - пишет Герой Абхазии Аслан Кобахия. - Мы не только боевые друзья, но и братья по крови. Нет у абхазов и абазин ближе народа, чем адыги». И продолжает: «Радует, что братья-адыги начали большую пропагандистскую работу по возвращению диаспоры на историческую родину. Идет большая работа, мы все это видим. Сумели адыги найти общий язык с грузинами по поводу признания геноцида - как говорится, Бог в помощь… Но случилось самое худшее. Ваша дружба с Грузией начинает отражаться на твоих настроениях по Абхазии. Этого не заметить невозможно». Тут следует подчеркнуть, что Аслан Кобахия - отнюдь не представитель абхазских властей, а один из самых заметных оппозиционеров, но, будучи солидарен с Ибрагимом в его критике «уродливых явлений» нашей жизни, он, тем не менее, во многом с ним не соглашается и отмечает: «Самое обидное заключается в том, что, не живя в Абхазии, а приезжая в гости периодически, ты решил, что знаешь все нюансы нашей повседневной жизни».

Студент Абхазского госуниверситета Кан Тания возражает Яганову: «Подумайте, зачем нам тянуться в страну, где любой митинг подавляется правоохранительными органами?». Кан, конечно, преувеличил: не все митинги в Грузии в последние годы разгонялись силой, но по существу дела он прав: «Вы представляете себе момент, когда абхазы выйдут на площадь с митингом и их будут пинать органы правопорядка? Я - нет!»

В своем интервью «Газете Юга» Ибрагим Хасинбиевич говорит, что считает себя вправе высказывать мысли об ориентации абхазской молодежи на Грузию: «Никто из живущих в Абхазии такого позволить себе не может, потому что будет подвергнут репрессиям». Думаю, эти слова снова возмутят в Абхазии многих. Это что же получается, скажут они, выходит, наша молодежь, те, которым по 20-25, не только предала память погибших за свободу отцов и старших братьев, повернулась в сторону пришедшей к нам с мечом Грузии, но она, эта молодежь, еще и труслива, потому, что тщательно скрывает свои истинные мысли?! И такая трактовка сказанного будет с гневом и справедливо отвергнута. Но я в чем-то и соглашусь с Ибрагимом, только уточню: здесь следует говорить о моральных репрессиях со стороны отдельных «дубинноголовых» членов нашего общества. Подобные люди, привыкшие компенсировать интеллектуальную недостаточность своей якобы «идейной стойкостью», конечно же, встречаются во всех странах, ну а в нашем случае они готовы поднимать гвалт даже по поводу любого диалога, обмена мнениями с грузинской стороной.

Свободно же мыслящая часть общества у нас отнюдь не закрывает глаза на то позитивное, что происходит в Грузии, только потому, что это грузинское. Но на сегодняшний день сама постановка вопроса о выборе между симпатиями к России и симпатиями к Грузии для абхазов представляется абсурдной. Ибо, несмотря на безусловное наличие в России новоимперских настроений, Москва не ставит и не может в современных международных реалиях ставить вопрос об инкорпорации Абхазии; Тбилиси же никогда не отказывался и не собирается отказываться от задачи восстановления пресловутой территориальной целостности. И даже подвергнутый в свое время поношению в Грузии политолог Мамука Арешидзе подчеркивал, что предлагает признание независимости Абхазии лишь как тактический ход, направленный на то, чтобы все в конечном итоге, подобно прецеденту с государством Манчжоу-Го, вернулось к ситуации «грузинской Абхазии». Спасибо, но что такое автономия в составе Грузии, мы уже проходили. Особенно интенсивно в середине прошлого века…

Трудно не согласиться с Ибрагимом Ягановым, когда он в интервью, которое уже цитировалось, рассуждает: «Вполне возможно, что у Грузии есть определенная цель - использовать черкесский вопрос. Но это нормально. Такие интересы есть у любого государства. Есть интересы и у черкесов».

Добавлю, что и у Абхазии они тоже есть. Но чуть ранее он говорит: «Истерика, которая происходит при одном слове «Грузия», не дает нам интегрироваться в европейское пространство. Через Россию этот путь очень узкий для нас и контролируемый. Мы мечтали, что Абхазия станет для черкесского этноса свободным окном в мир. Но не стала. Мало того, перекрывает нам и другое окно - через Грузию».

Что ж, мы тоже в идеале очень хотели бы видеть себя абсолютно независимой, во всех отношениях самостоятельной страной и «свободным окном в мир», хотели бы развивать дружеские взаимовыгодные отношения со всеми соседями. И не только соседями. Однако все мы на планете живем отнюдь не в идеальном мире. Жизнь - это не сказка, где мечты по мановению волшебной палочки становятся реальностью. И разве не прав Кан Тания, говоря в своем открытом письме лидеру «Хасэ» КБР: «А какая страна не подвязана к другой? Есть ли в мире абсолютно независимые страны, и сколько их можете назвать?»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG