Accessibility links

Личная жизнь под надзором


Каждый, кто имеет удостоверение личности, пользуется пластиковой картой или мобильным телефоном, знает, что кто-то в госструктурах и в банках может получить доступ к его личной информации

Каждый, кто имеет удостоверение личности, пользуется пластиковой картой или мобильным телефоном, знает, что кто-то в госструктурах и в банках может получить доступ к его личной информации

ТБИЛИСИ---В Министерстве юстиции Грузии сегодня состоялось публичное обсуждение закона «О защите персональных данных». По заявлению представителей властей, новый закон устанавливает самые высокие стандарты защиты личной информации. Создается новое ведомство - Аппарат инспектора по защите персональной информации, которое будет выявлять правонарушения в этой области. Тем не менее оптимизма властей не разделяют представители гражданского сектора. По их мнению, закон угрожает праву на личную жизнь.

Каждый, кто имеет удостоверение личности, пользуется пластиковой картой или мобильным телефоном, знает, что кто-то в госструктурах и в банках может получить доступ к его личной информации. Новый же закон «О защите персональных данных» четко определит грань между конфиденциальной и персональной информацией.

Правила помогут упорядочить как систему сбора, так и систему обработки личных данных, говорили сегодня представители Министерства юстиции и Гражданского реестра. И что самое главное, будет создано ведомство - Аппарат инспектора персональных данных, задачей которого является защита прав граждан в этой сфере. Представительница Министерства юстиции Нино Саришвили говорит, что отныне любые данные о гражданине организации должны передать в единый информационный банк, контролировать который будет Аппарат инспектора:
«Каждый человек может посетить сайт инспектора и узнать, какая организация какую информацию о нем собирает».

Нино Саришвили уверена, что такая система дает возможность гражданам более эффективно защищать свои права. В случае если гражданин сочтет, что какая-либо организация собирает о нем конфиденциальные данные, он сможет обжаловать это в суде или обратиться к инспектору, который наложит штраф и заставит организацию исправить ошибку - уничтожить файл с информацией.



Такая практика принята во многих европейских странах, и многие представители НПО не против такого нововведения. Однако представителей правозащитных организаций настораживает тот факт, что инспектор наделен широкими правами, и любая компания без согласия субъекта может передать в Аппарат информацию, которая считается конфиденциальной, так называемой сенситивной, и касается сексуальных отношений, вероисповедания и политических взглядов.

Представители власти ответили, что закон очень четок и, напротив, защищает граждан именно от незаконных действий. У представителя Ассоциации молодых юристов Вахушти Менабде эти аргументы вызвали смех. Он вспоминает:

«Когда автор законопроекта, глава парламентского комитета по правам человека Лаша Тордия разъяснял нам суть закона, он привел такой пример: принимая на работу будущего сотрудника, директор детского сада имеет право спросить у него о сексуальной ориентации. На самом же деле закон такого права должностному лицу не дает. Как в таком законе разберется другой, если сам автор его толкует неправильно?» - спрашивает Вахушти Менабде.

В Ассоциации молодых юристов надеются, что до первого мая, когда закон войдет в силу, власти учтут рекомендации и введут ясные ограничения: какие организации, какого рода информацию имеют право собирать.

Некоторые правозащитники считают, что закон столь поспешно был принят властями с одной целью - использовать персональные данные против политических оппонентов в ходе предвыборной кампании. Эксперт Зура Джапаридзе таких прецедентов в Грузии не помнит, однако и он не в восторге от нового закона:

«Если правительство будет "добросовестным", этот закон позволит сделать работу государственных структур в сфере обслуживания граждан более эффективной. В противном случае нет гарантий, что какой-нибудь госчиновник не злоупотребит этим законом и не использует его против конкретных граждан».

Сам Джапаридзе - сторонник практики США, где нет единого законодательства по защите персональных данных, и все это регулируется с помощью рыночных механизмов и судебных тяжб.

В обществе обсуждение нового закона прошло незамеченным. Почему? На этот вопрос люди отвечают расхожей фразой: «Вано (министр ВД) и без того все слушает и все записывает!»
XS
SM
MD
LG