Accessibility links

Анзор Агумаа: Тбилиси поднял вопрос Бедийского храма по политическим мотивам


Бедийский храм - это древнейший христианский памятник, его постройка датируется X веком

Бедийский храм - это древнейший христианский памятник, его постройка датируется X веком

БЕДИА---Напомним, на прошлой наделе Грузия заявила, что готовит обращение в ЮНЕСКО о том, что в Абхазии в Бедийском храме уничтожена древняя фреска царя Баграта. Семен Пегов побывал в Бедии и попытался узнать, что же там произошло на самом деле, и насколько эта информация соответствует действительности.

Бедийский храм - это древнейший христианский памятник, его постройка датируется X веком. Как установили историки, в XVII веке у храма обвалился купол, в последующем предпринимались попытки его восстановить, однако до сих пор Бедийская церковь пребывает в полуразрушенном состоянии. Естественно, это сказывается на внутреннем убранстве храма. По словам начальника Управления охраны историко-культурного наследия Абхазии Анзора Агумаа, древние фрески разрушаются уже на протяжении нескольких веков.

«Грузинская сторона сегодня подняла этот вопрос чисто по политическим мотивам. На всех площадках они пытаются ухватиться за что-то - вот теперь за памятники взялись. Конечно, на то, что пишет грузинская сторона - «оккупированные территории», «грузинские памятники», - я отвечать не буду, потому что не хочу на глупости отвечать», - говорит Анзор Агумаа.

Грузинская сторона, в частности, подняла шум по поводу разрушения фрески царя Баграта, которая находилась на южной стене Бедийского храма, и даже сообщила о том, что будет соответствующее обращение в ЮНЕСКО. По мнению абхазских историков и археологов, такая постановка вопроса сама по себе абсурдна по нескольким причинам.

«Когда фреска Баграта Второго (хотя в Грузии его Багратом Третьим называют, у них там свой счет) начала исчезать, неизвестно. Дело в том, что следы от нее оставались еще в советское время; есть фотография 1938 года, дальше она с каждым годом все больше и больше осыпалась, но окончательно исчезла во время войны 1992-93 годов. Грузинская артиллерия стреляла по храму», - рассказывает Анзор Агумаа.



Искусствовед Сурам Сакания занимался исследованием фресок в Бедийском храме еще в 70-е годы, будучи студентом. Тогда, по его словам, еще можно было увидеть на стенах церкви фрагменты росписи, изображение царя Баграта на тот момент частично сохранилось. Однако мало того, что в советское время не проводилось никаких реставрационных работ, и фреска обрушалась само по себе, но затем непоправимый урон ей был нанесен в результате артобстрелов грузинскими войсками в 1992-93 годах, основной удар которых как раз пришелся на южную стену храма, где раньше можно было видеть изображение Баграта.

«Стена южная настолько пострадала, что какие-то фрагменты, которые сохранялись на южной стороне, – а здесь было не только изображение Баграта, здесь были изображения мегрельского царя Дадиани, его супруги – претерпели очень сильные разрушения. После обстрела грузинами стена была задета, соответственно, серьезные куски фресок быстро осыпались», - объясняет искусствовед Сурам Сакания.

Ветеран Отечественной войны Народа Абхазии, ныне депутат парламента Александр Ченгелия был свидетелем тех событий двадцатилетней давности. Бедийский храм находится на одной из самых высоких точек в окружающей местности; в ходе боевых действий он оказался практически форпостом на линии Восточного фронта. Александр Ченгелия показывает нам, где во время войны располагались грузинские позиции, с которых велся артобстрел.

«Южнее по хребту возле центральной дороги Чхатольское плато, и по хребту дальше идут позиции в селе Ишхыт. Там стоял грузинский дивизион артиллерийского подразделения грузинских войск – до самого Чхатольского плато – и в зону обстрела входило, естественно, самое выдающееся место на этой территории – территория храмового комплекса, где мы стоим», - рассказывает Александр Ченгелия.

Грузинские военачальники предполагали, что именно в Бедийском храме сосредоточены главные абхазские оборонительные силы – именно поэтому эта территория подвергалась массированному артобстрелу. Однако, по словам Александра Ченгелия, грузинские командиры ошибались: позиции абхазских войск были развернуты не здесь – именно с той целью, чтобы уберечь храм от снарядов.

«По требованию командования Восточного фронта здесь не было наших позиций. Поскольку был риск обстрела самого храма, наши подразделения стояли ниже, и позиции были ниже», - рассказывает Александр Ченгелия.

В дополнение к свидетельствам участника боевых действий начальник Управления охраны историко-культурного наследия Абхазии Анзор Агумаа говорит следующее.
«Сегодня кощунственно заявлять, что абхазы уничтожили грузинские фрески. При чем тут грузинские, я не знаю. Но что хочу сказать: после того, как они обстреляли храм, и 19 артиллеристских снарядов попало в южную стену, как раз, где была фреска, – после этого они еще что-то там заявляют?!» - говорит Анзор Агумаа.

Для того чтобы полностью восстановить Бедийский храм, нужно проделать колоссальную работу, на которую, естественно, необходимы немалые финансовые средства. Поэтому о скором восстановлении этого памятника сегодня речь не идет. Однако это не говорит о том, что он заброшен. В 2004 году был создан Фонд спасения Бедийского храма, силами которого были начаты противоаварийные работы, для проведения которых были приглашены специалисты из России.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG