Accessibility links

Музыка для избранных


По словам певицы, программа, которую она подготовила вместе с коллективом, объединяет множество музыкальных жанров: грузинский фольклор и испанское фламенко, индийские раги и балканские ритмы, естественно, нью-йоркская джазовая эстетика

По словам певицы, программа, которую она подготовила вместе с коллективом, объединяет множество музыкальных жанров: грузинский фольклор и испанское фламенко, индийские раги и балканские ритмы, естественно, нью-йоркская джазовая эстетика

ПРАГА---Сегодня мы предлагаем вам очередной материал из цикла «Кавказ и искусство», подготовленный Кети Бочоришвили. Его главная героиня - известная грузинская джазовая вокалистка Майя Бараташвили.

…В начале 2000 годов, болтаясь по улицам Французского квартала в Новом Орлеане, я забрела в знаменитый «Презервейшен-холл» на концерт небольшой группы чернокожих джазовых исполнителей. Наблюдая за тем, как самые разношерстные слушатели в упоении «впитывали» изумительную, поистине высокую музыку, сидя на раздолбанных скамейках в шесть рядов в маленьком облезлом зале, я подумала: джаз вовсе не элитарен, как мне казалось раньше.
Десять лет спустя, в маленькой комнатке с окнами, выходящими на тбилисскую улицу Казбеги, я разговариваю с известной грузинской джазовой исполнительницей Майей Бараташвили. Майя убеждена, что джаз – музыка для избранных, хотя и пришла из низов.

«Рамки понятия "джазовая музыка" очень расширились. В свое время, в начале XX века, когда джаз только вошел в клубы и был искусством "интертейнмента" - развлечения, джазом называли диксиленд. Потом джаз развился, соединился с классической музыкой, белые обогатили эту музыку полифонией, гармонической структурой, и она превратилась в элитарную. Потом она вышла уже в залы, и сегодня исполняется в элитарных, шикарных залах», - говорит певица.



Свою точку зрения Майя Бараташвили отстаивает как исполнительница, которую давно признали не только у себя на родине. С тех пор, как еще в юности ей в руки попала кассета Дайяны Шур, которую она заездила, слушая ночи напролет целый месяц, она поняла, что выберет именно эту музыку. Закинув подальше в стол диплом архитектора, она занялась самообразованием, пожалев, что в свое время уступила родителям и не поступила в консерваторию:

«Самое лучшее, что могло со мной случиться в то коммунистическое время, быть педагогом в музыкальной школе. И родители - мамина сторона - настояли. Я сейчас очень сожалею, потому что то образование, которое дает консерватория, все-таки это базис. Несмотря на то что у меня неплохой базис музыкальной школы, мне жаль, что у меня нет консерваторского образования».

Майя считает, что джазовая школа в Грузии пока не сложилась:

«Я думаю, это происходит потому, что Грузия – это страна с очень ярко выраженным культурным наследием, то есть настолько это наследие уникально, настолько богато, что места для другой, тоже уникальной культуры, просто нет. Возможно, полифония и джаз не смогут сосуществовать друг с другом, но она поможет грузинскому слушателю понять джазовую музыку. Хотя, я хочу тут же отметить, что общий уровень вкуса – тут Грузии не позавидуешь, конечно… То есть, там, где любят есть кебабы и хинкали под байяты, восточное влияние очень сказывается».

Майя пригласила меня на свой вечерний концерт в один из дорогих ресторанов в престижном районе Старого Тбилиси. Но ситуация, царившая даже в этом элитарном заведении, отчасти подтвердила правоту ее слов. Она ушла, не допев программу до конца – дым сигарет разъедал ей горло, а непрерывная болтовня «светских львиц» не позволяла ей наладить с залом полноценный контакт…

«Не только современным джазовым музыкантам сегодня трудно, но и слушателям так же нелегко, то есть, надо быть подготовленными и разбираться в том, что на них постоянно «выплескивают», допустим, с телеэкранов или в концертных залах…»

И все же, истинные ценители джаза в Грузии есть, их мнение певице небезразлично, для них она старается оттачивать мастерство, продолжая обогащать новыми идеями свойственный ей почерк. Именно поэтому Майя решила влиться в коллектив этно-джаза «The SHIN +”, который возглавляет живущий в Германии Заза Миминошвили.

По словам певицы, программа, которую она подготовила вместе с коллективом, объединяет множество музыкальных жанров: грузинский фольклор и испанское фламенко, индийские раги и балканские ритмы, естественно, нью-йоркская джазовая эстетика… Пресса Германии писала, что группа «The SHIN +” «надела на американские темы грузинские национальные одежды - каждая композиция буквально пропитана грузинскими специями»...

И еще один штрих. Майю Бараташвили любят даже те, кто равнодушен к джазу – за романсы. Ученица известного музыканта Серго Нацваладзе, много кочевавшего с цыганами, она считается одной из лучших исполнительниц русского и цыганского романса. Еще раз доказывая уже всеми признанную истину – русские романсы лучше грузин никто не поет…
XS
SM
MD
LG