Accessibility links

Политические трудности перевода


Однако сегодня стало ясно, что тот, не совсем точный перевод не столько исказил смысл заявления Маркерта, сколько придал ему иную политическую окраску

Однако сегодня стало ясно, что тот, не совсем точный перевод не столько исказил смысл заявления Маркерта, сколько придал ему иную политическую окраску

ТБИЛИСИ---Утихнувшая было история вокруг скандального закона о финансировании политических партий получила неожиданное продолжение. Поводом послужило заявление секретаря Венецианской комиссии о том, что текст закона, утвержденного грузинским парламентом, отличается от одобренного экспертами комиссии в конце прошлого месяца. Ссылаясь на это заявление, оппозиция уже обвинила власти во лжи, а ведущие грузинские НПО потребовали отправить принятый закон на повторную экспертизу.

Уже больше месяца оппозиция выражает возмущение тем, что эксперты Венецианской комиссии дали «зеленый свет» закону, который существенно ограничивает возможности миллиардера Бидзины Иванишвили по финансированию предвыборной кампании. В конце прошлой недели грузинская журналистка Нино Жижилашвили предложила Генсеку Венецианской комиссии Томасу Маркерту ответить на эти претензии:

«Создает ли этот закон условия для большей конкуренции в Грузии в преддверии выборов этого года?»

Томас Маркерт сказал, что не может дать однозначного ответа на этот вопрос, тем более что в текст закона было внесено несколько норм, которые не проходили экспертизу комиссии.

«После того как мы высказали наши соображения, закон был принят в существенно иной форме. И мне кажется, что сейчас в нем есть довольно много дополнительных ограничений», - сообщил Томас Маркерт.

Это заявление вызвало оживленную дискуссию в Тбилиси. Оппозиция обвинила власть в том, что та сознательно ввела в заблуждение общественность, «протолкнув» через парламент закон, который на самом деле не получил одобрения Венецианской комиссии. На это представители власти пожали плечами, что такого быть не может, просто потому, что не может быть, и посоветовали оппозиционерам выучить английский язык: как позже выяснилось, некоторые СМИ неверно перевели выступление Маркерта.



Однако сегодня стало ясно, что тот, не совсем точный перевод не столько исказил смысл заявления Маркерта, сколько придал ему иную политическую окраску. В специальном заявлении, опубликованном на сайте Венецианской комиссии, говорится, что эксперты положительно оценили проект закона, который им был прислан. Но какая редакция была принята парламентом, им пока не известно - с финальной версией они не ознакомились.

Один из авторов скандального закона Акакий Минашвили не скрывал сегодня своей досады – он, дескать, больше не в силах отвечать на «беспочвенные» претензии оппозиции. А история с заявлением Маркерта, по его мнению, лишь «буря в стакане воды»:

«Любой человек может прочитать заключение Венецианской комиссии и сам закон. Сравнив эти документы, он увидит, что абсолютное большинство рекомендаций комиссии в этом законе отражены».

Потрясая кипой бумаг, Минашвили настаивает, что все основные положения закона, в том числе и запрет на корпоративное финансирование – то, на что жалуются сторонники Иванишвили, – получили одобрение комиссии.

Это действительно так, подтверждает Эка Гигаури, глава грузинского офиса НПО «Международная прозрачность». В течение нескольких месяцев она пристально следила за процессом написания закона. Гигаури говорит, что ни одно из положений окончательной редакции не противоречит рекомендациям зарубежных экспертов. Но, по ее словам, в ходе дебатов в него были внесены некоторые изменения, часть из которых у нее вызывает сомнения.

Чтобы пригасить скандал, Гигаури предлагает властям воспользоваться имеющимся у них правом на повторную экспертизу закона.

«Есть необходимость, чтобы этот законопроект, принятый парламентом, был послан Венецианской комиссии, и мы услышали от них дополнительные рекомендации», - говорит Гигаури.

Но правящая партия не видит никакого смысла в повторной экспертизе. Акакий Минашвили сообщил, что через месяц в главном офисе Венецианской комиссии пройдет очередной заседание, на котором эксперты представят свое устное заключение - насколько принятый закон соответствует их рекомендациям.

Даже если у них будут замечания, мы об этом вряд ли узнаем. Согласно уставу организации, подобные слушания проходят за закрытыми дверями, а по их окончании заявления для прессы не делаются.
XS
SM
MD
LG