Accessibility links

ПРАГА---Продолжаем тему визита Михаила Саакашвили в США. В рубрике «Некруглый стол» главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий пообщался с грузинскими экспертами.

Андрей Бабицкий: У нас на линии прямого эфира из Тбилиси эксперт Международного института стратегических исследований Арчил Гегешидзе и бывший посол Грузии в США Тедо Джапаридзе. У меня, собственно, очень простые вопросы. Я не могу разобраться в интерпретации, которые дают оппозиция и провластные грузинские структуры встрече Обамы и Саакашвили. Расставлены совершенно разные знаки. Национальное движение и сам президент утверждают, что это историческая встреча, что удалось добиться всего, что ожидалось. В то же время оппозиционеры утверждают, что картина далеко не столь ясная. Итак, давайте попробуем разобраться вместе, и пройдемся по тем темам, которые либо обсуждались, либо могли обсуждаться. Слова Обамы о том, что военное сотрудничество будет продолжено, считаются доказательством успешности переговоров. В каких формах возможно это военное сотрудничество? Я напомню, что 9 января замгоссекретаря Филипп Гордон ответил на прямой вопрос о военных поставках в Грузии крайне уклончиво, сказав, что решение будет приниматься индивидуально с учетом множества факторов. Значит, вот эта не очень ясная, уклончивая позиция Вашингтона изменилась? Арчил Гегешидзе, ваше мнение.

Арчил Гегешидзе: Да, действительно, пока окончательной позиции Вашингтона относительно поставок оружия Грузии нет, и, видимо, в ближайшем будущем не будет. Но, тем не менее, я допускаю, что во время этой встречи, видимо, были какие-то договоренности относительно открытия диалога по этому поводу – чтобы договориться о деталях открытия перспективы поставок оружия в будущем в Грузию. И думаю, что в качестве предусловия для положительного решения этого вопроса ставится качество выборов - и парламентских, и президентских - в Грузии, и процесс смены власти: в какой степени это пройдет в цивилизованных рамках, соответственно стандартам.



Андрей Бабицкий: Тедо Джапаридзе, вы тоже считаете, что вдруг в позиции Вашингтона относительно поставок вооружения произошел резкий перелом?

Тедо Джапаридзе: Я немного расхожусь с Арчилом в оценке того, что произошло в Овальном кабинете. Я думаю, что мы тут говорим о двух разных вопросах. Президент Обама во время встречи журналистов с президентом Саакашвили говорил об углублении сотрудничества между Соединенными Штатами и Грузией в сфере обороны, военной сфере. А президент Саакашвили, когда вышел на лужайку Белого дома и встретился с грузинскими журналистами, говорил о поставках вооружения, о том, о чем вы говорили. Но это же разные вещи. Я думаю, что та постановка вопроса, о которой говорил Филипп Гордон, в общем-то, является самой адекватной в описании данной ситуации. К сожалению, договориться о поставках, я подчеркиваю, к сожалению, договориться о поставках вооружения в Грузию на данной встрече не удалось.

Андрей Бабицкий: Второй вопрос. На итоговом брифинге двух президентов ни слово не было сказано ни об Абхазии, ни о Южной Осетии. Мы знаем, какие усилия прикладывает грузинское руководство для того, чтобы распространить свое понимание ситуации и в Европе, и в Америке. Тем не менее, никаких слов в поддержку территориальной целостности Грузии Барак Обама не сказал, и сегодня газета «Коммерсант» из этого делает вывод, что в этой области Саакашвили фактически не дождался никакой помощи от американского президента. Арчил Гегешидзе, что вы думаете?

Арчил Гегешидзе: Да, действительно, на брифинге по этому вопросу ничего не было сказано. Мне неизвестно, в какой степени президенты коснулись этого вопроса в закрытом формате. Вряд ли. Почему? Потому что, действительно, ситуация тупиковая, и в данное время кроме декларации о поддержке территориальной целостности Грузии и непризнания независимости Абхазии и Южной Осетии Соединенные Штаты Америки ничем помочь Грузии не могут. Потому что российский фактор очень серьезно присутствует в этом контексте, и не видны контуры решения этого очень сложного вопроса. Поэтому в данное время никакого прогресса не предвидится.

Андрей Бабицкий: Тедо Джапаридзе, вам слово.

Тедо Джапаридзе: К моему удивлению, и господин Обама, и - что самое странное - господин Саакашвили во время встречи с журналистами в Овальном кабинете ни разу даже не упомянули об оккупации, о территориях, о конфликтах. Ну, то, что Обама в силу каких-то соображений решил не касаться этой темы, - это понятно. Понятно, что у него большой политический распорядок, ему приходится решать очень большие и глобальные вопросы, где участие России и сотрудничество с Россией американцам необходимо. Это понятно. Но для меня было очень странно, что об этом, тем более перед прессой (президент Саакашвили любит всегда пользоваться такими случаями), президент Саакашвили тоже не упомянул ни о конфликтах, ни об оккупированных территориях. Я надеюсь, что в разговоре о российско-грузинских отношениях эти вопросы были обсуждены двумя президентами. Но вот во время встречи с журналистами об этом не говорили.

Андрей Бабицкий: Ну, и давайте подведем итог: что в сухом остатке? Арчил Гегешидзе, что бы вы назвали главными пунктами, главными итогами этой встречи?

Арчил Гегешидзе: В любом случае, эта встреча очень важная, и нужно квалифицировать эту ее как очень важный промежуточный результат. Я имею в виду будущие перемены в Грузии, выборы парламента и президента. Важно, что на этой встрече прозвучали как объективные оценки пройденного пути, так и важность тех задач, которые надо решать в ближайшем будущем, чтобы Грузия действительно показала всем, что в регионе она по-настоящему лидер на пути к демократической трансформации. Но для этого она должна сдать этот очень важный экзамен. И эти мессиджи, которые были озвучены господином Обамой относительно того, что он ждет высокого стандарта выборов в Грузии и цивилизованной смены власти, очень важны для того, чтобы тот конечный результат, о котором я уже говорил, был успешно достигнут. Поэтому этот визит, эта встреча была очень важным промежуточным результатом, с этой точки зрения.

Андрей Бабицкий: Тедо Джапаридзе, можно ли считать успехом то, что успехом называет ваш коллега? Ну, скажем так, в мягкой форме данный совет провести демократические выборы.

Тедо Джапаридзе: Я согласен с Арчилом Гегешидзе. Естественно, любая встреча между президентом Грузии и американским президентом, любая встреча в Овальном кабинете является важным событием для Грузии. Давайте вспомним детали того публичного выступления, которое мы все видели после закрытой встречи. С чего начал президент Обама? Я присутствовал на некоторых встречах в Овальном кабинете. Обычно президент Соединенных Штатов Америки, встречаясь, по крайней мере, с президентом Грузии, начинает с благодарности по какому-то конкретному случаю. Во время последней встречи я все-таки ожидал, что президент начнет с благодарности в адрес Грузии по поводу ее участия в военных операциях в Афганистане. Это такая общая традиция. Но, к моему удивлению, президент Обама начал именно с важности проведения честных, открытых выборов, после которых произойдет формальная, официальная передача власти тому, кто победит в этих выборах. То есть он этим подчеркнул важность этих внутриполитических событий, через которые предстоит пройти Грузии. И я думаю, что именно от того (в этом я должен согласиться с Арчилом), как пройдут выборы, на каком уровне, и на каком общепринятом стандарте в мировой общественности, будут зависеть и перспективы будущих взаимоотношений между Соединенными Штатами Америки и Грузией. И не только с Соединенными Штатами Америки, а со всем западным миром. Я думаю, от качества проведения этих выборов будут зависеть и все те вопросы, которые обсуждались президентами и за закрытыми дверями, и во время открытой встречи с журналистами.

Андрей Бабицкий: Тедо, скажите, нет ли у вас ощущения, что, если президент Обама делает акцент именно на выборах, на необходимости их демократичного и законного характера, значит, есть некоторые сомнения в том, что выборы пройдут таким образом, в автоматическом режиме?

Тедо Джапаридзе: Естественно, видимо, у президента Соединенных Штатов Америки есть серьезные сомнения. Я уверен, что у него есть достоверная информация о том, что могут возникнуть какие-то проблемы. Поэтому он заранее предупреждает, как бы высказывает свое мнение. Это, естественно, не означает, что Соединенные Штаты Америки будут в открытую вмешиваться во внутренние дела Грузии. Но они ставят отношения Грузии с Соединенными Штатами в зависимость от качества и стандарта проведения предстоящих выборов в Грузии в 2012 и 2013 годах. В этом я на сто процентов уверен.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG