Accessibility links

Комиссия Киевского городского совета по вопросам культуры отказалась принимать в дар от России памятник Петру Столыпину, занимавшему в начале XX века посты премьер-министра Российской империи и министра внутренних дел.

Столыпин, умеренный реформатор экономики и социального хозяйства России, был убежденным монархистом. В 1911 году Столыпин был убит в результате покушения во время визита государя-императора в киевскую оперу. Руководитель комиссии киевского горсовета Александр Бригинец расценил инициативу Министерства культуры России об установке в столице Украины памятника Столыпину работу скульптора Зураба Церетели как политическую провокацию:

– Надеюсь, что этот бессмысленный проект не будет реализован. Ведь, если бы Министерство культуры реально хотело подарить Киеву некий памятник, который бы символизировал дружбу украинского и российского народов, то есть очень много людей, которые сделали огромный вклад в развитие российской культуры. Например, Антон Павлович Чехов, называвший себя малороссом, Анна Ахматова или Гоголь. А вот попытку Министерства культуры дарить памятники политиков со спорной репутацией удачной не назовешь. Когда наши некоторые политики сравнивают себя со Столыпиным, хочется им напомнить, чем закончились для Столыпина его реформы и чем закончились реформы Столыпина для Российской империи – Октябрьской революцией и теми ужасами, которые мы еще многие десятилетия все вместе пожинали. Поэтому я думаю, что памятник Столыпину не нужен. Он неприятен и неактуален, если вспомнить те периоды истории, которые связанны с царизмом и с советской властью. И еще: мне кажется, что дружеские отношения надо укреплять на однозначно положительных примерах, тех, которые одинаково позитивно воспринимаются двумя сторонами. Как бы было воспринято в России, если бы украинское правительство неожиданно предложило поставить в Москве памятник Бандере или Петлюре? Но Украина же этого не делает. Сейчас в России готовятся к выборам, но как только они закончатся, наверное, Минкультуры стоит аккуратно отозвать свое предложение, не дожидаясь полного провала этой идеи, – полагает Александр Бригинец.

Демонтаж памятника Столыпину в Киеве, 19 марта 1917 года

Демонтаж памятника Столыпину в Киеве, 19 марта 1917 года

В 1913 году в центре Киева на собранные по подписке средства был установлен памятник Петру Столыпину (с надписью на украинском языке "премьер-министру – русские люди"), однако этот монумент снесли сразу после крушения царизма. Могилу премьер-министра в Киево-Печерской лавре в советское время заасфальтировали, и обновленный надгробный крест на ней был открыт в день столетия со дня смерти этого государственного деятеля. На здании Киевского национального академического театра оперы и балета, в котором террорист Дмитрий Багров застрелил премьер-министра, нет мемориальной доски, хотя дискуссия на сей счет ведется. Этично ли в сегодняшних обстоятельствах Москве предлагать независимой Украине в подарок памятник государственному деятелю времен Российской империи? Эту тему с Радио Свобода обсуждает доктор исторических наук, специалист по истории российского самодержавия Рафаил Ганелин:

– Как и другие деятели его ранга, Столыпин был сторонником сохранения монархии любой ценой и этому подчинял все свои действия. Он был сторонником введения земства в тех частях империи, где его не было, считал необходимым новые формы управления распространить на всю страну, видя в этом залог ее сохранения. Ну и – это очень важно – была третья сила: департамент полиции, который вел свою политику, часто связанную с революционным террором, часто провокационного происхождения. Предшественник и Витте, и Столыпина на посту министра внутренних дел Плеве был убит, взорван. На Витте было совершено покушение в его доме.

– Это историческая случайность, что Столыпин был убит именно в Киеве? Или как-то сошлись, что именно этот город стал для него роковым?

– В этом было какое-то совпадение. Киевское охранное отделение могло быть задействовано в этом провокационном узле. На сцене Киевского оперного театра Николай Второй стоял всего в нескольких шагах от Столыпина, и не было никакой уверенности в том, что Багров не сделает еще нескольких выстрелов. В эмиграции полицейские авторитеты иногда говорили, что старый строй погубила не революция, а провокация.

– А у Столыпина была какая-то специальная политика по отношению к Украине? Или это все было в рамках общей имперской политики по отношению к национальным окраинам?

– Украина в то время получила достаточно много прав, которые в тех обстоятельствах были возможны. При выборах в Думу украинские губернии тоже имели достаточное представительство. Большего тогда, кстати, никто и не требовал, потому что знаменитый социал-демократический лозунг "Самоопределение вплоть до отделения" в легальной пропаганде почти не фигурировал. Так что не известно ничего такого, что Столыпин бы против украинцев замышлял. Больше того, он ведь в еврейском вопросе останавливал государя, когда тот под влиянием черносотенцев затевал какие-то действия против евреев. На самом деле он был проводником той самой модернизаторской линии, для которой существование того, что называлось объединенным правительством, то есть советом министров, было необходимо.

– Если предположить, что крестьянская реформа, которую пытался осуществить Столыпин, особенно больно ударила по украинскому крестьянству, это будет правильно?

– Она не ударила, просто привела к некоторым пертурбациям. И вообще, врагом Столыпина было не столько крестьянство, сколько консервативная часть помещичьего общественного мнения, хотя многие землевладельцы приветствовали земельные реформы.

– Если бы кто-либо из высоких правительственных российских структур обратился к вам за экспертной оценкой, уместно ли сейчас подарить Украине памятник Столыпину, каким бы был ваш ответ?

– Насчет памятника – не знаю, не уверен, что это удачная идея А вот оперный театр в Киеве существует, и мемориальная доска там была бы уместна.
XS
SM
MD
LG