Accessibility links

Фон для выборов


Люди же боятся, что после официального объявления о завершении строительства их жалобы больше не будут рассматривать и их, как всегда, обманут

Люди же боятся, что после официального объявления о завершении строительства их жалобы больше не будут рассматривать и их, как всегда, обманут

ЧЕРКЕССК— Правительство Южной Осетии заявляет об окончании процесса восстановления разрушенного жилья к началу лета. Однако жители республики, у которых было разрушено жилье в 2008 году, утверждают, что на деле процесс восстановления еще далек от завершения. Кроме того, многие отказываются от строительства жилья по установленным правительством нормам.

Сразу после войны 2008 года российско-осетинской Межведомственной комиссией во главе с заместителем министра Минрегионразвития Пановым было принято решение отстраивать частные домовладения площадью125 квадратных метров. Но два года назад на республиканском уровне было принято решение сократить площадь восстанавливаемых домов до 85 квадратов.

Председатель комитета бездомных Южной Осетии Инара Габараева считает, что таким образом власти обманули и простых людей, и федеральный центр, а сэкономленные средства были истрачены не по назначению: «Была искусственно сокращена квадратура председателем госкомитета Кабисовым, а экс-президент подписал соответствующий указ 21 сентября, хотя уже в июне начали строить дома площадью 85 квадратных метров».

Инара Габараева отказалась от восстановления ее разрушенного дома по новым, урезанным нормам. Она говорит, что не знает точного количества людей несогласных, как и она, с новыми проектами, но таких семей немало. Точное количество, наверное, должен знать Вадим Бровцев, который лично обходил семьи погорельцев, разговаривал с людьми, но количество несогласных официально нигде не озвучивалось.



По мнению депутата югоосетинского парламента Вадима Цховребова, скандала вокруг восстановления домов можно было избежать, если бы людям дали возможность взять российскую помощь деньгами и самостоятельно построить себе жилье, но, увы, власти отказали им со ссылкой на некие межведомственные соглашения.

И все же, по мнению Цховребова, в большинстве случаев претензии людей – это следствие патернализма, развившегося в республике за послевоенные годы:
«У некоторых были дома по 40 квадратов до того, как их разрушили, а теперь они сразу хотят по 125 квадратов. Извините, тут я тоже не согласен. Некоторые дома были на двух хозяев, им сейчас отдельные строят по 85 квадратов, они и этим недовольны. Я считаю, что это излишние капризы и претензии некоторых людей. Возможно, кто-то их них незаслуженно обделен, я не исключаю этого, но в большинстве случаев программа восстановления работает правильно, и у меня лично, кроме как к темпам строительства, претензий нет».

Инара Габараева утверждает, что учли не всех погорельцев: по данным правительства их 429, а по подсчетам комитета бездомных – около семисот. Кроме того, далеко не все дома, которые числятся восстановленными, являются таковыми.

Моя собеседница Инга Арсоева, мать двоих детей, живет в Цхинвале по адресу улица Ленина № 19а, ее дом считается полностью восстановленным: «Потолка нет у нас вообще, снег и дождь проникают, оконные проемы в целлофанах. Год назад к нам русский парень приходил, кажется, из какой-то комиссии. Он нам документы показывал, по которым у нас проведен капитальный ремонт. Посмотрел по сторонам и сказал: "А у вас тут ничего не сделано, только крыша и два окошка, фасадные, которые на улицу выходят"».

Правительство отрапортовало, что процесс восстановления будет завершен к концу апреля. Спешка вполне понята – на носу выборы президента. Москва требует, чтобы они прошли на позитивном фоне, и шлет деньги на завершение строительства.

Люди же боятся, что после официального объявления о завершении строительства их жалобы больше не будут рассматривать и их, как всегда, обманут. И это тоже фон, на котором пройдут выборы президента.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG