Accessibility links

Слагаемые ажиотажа


Трудно вспомнить, кто нынче в Абхазии первым употребил слово «ажиотаж» применительно к грядущим парламентским выборам, но бесспорно: именно оно в значении «сильное возбуждение, борьба интересов вокруг какого-либо дела, вопроса» лучше всего характеризует с

Трудно вспомнить, кто нынче в Абхазии первым употребил слово «ажиотаж» применительно к грядущим парламентским выборам, но бесспорно: именно оно в значении «сильное возбуждение, борьба интересов вокруг какого-либо дела, вопроса» лучше всего характеризует с

СУХУМИ---Трудно вспомнить, кто нынче в Абхазии первым употребил слово «ажиотаж» применительно к грядущим парламентским выборам, но бесспорно: именно оно в значении «сильное возбуждение, борьба интересов вокруг какого-либо дела, вопроса» лучше всего характеризует ситуацию.

Пять лет назад, в 2007-м, было зарегистрировано 137 кандидатов в депутаты парламента Абхазии ныне действующего, четвертого созыва, и это был рекорд по количеству претендентов на 35 депутатских кресел. Нынче же сразу стало ясно, что данный рекорд падет. Старт кампании по выдвижению был настолько резвый, что некоторые наблюдатели, ориентируясь на ее темпы, высказывали предположение: цифра выдвинутых перевалит если не за 200, то за 170-180 точно. Но другие, знающие предвыборную кухню изнутри, возражали им в том смысле, что почти все претенденты поспешили «застолбить место под избирательным солнцем» пораньше, и в конце отведенного срока темп спадет. Так оно вышло. По окончательным, уточненным данным кандидатами выдвинуто 156, причем инициативными группами – 129. Кандидатуры некоторых из последних поддержали и на съездах политических партий – «Форум Народного Единства Абхазии», «Единая Абхазия», КПРА и Партии ЭРА, но кроме них выдвинули еще в общей сложности 27 желающих стать «народными слугами». Пятая и старейшая из ныне существующих политических партий республики – Народная партия Абхазии – съезд проводить не стала, но ее лидер Якуб Лакоба выдвинут инициативной группой.

Больше всего кандидатов на депутатский мандат выдвинуто в семи избирательных округах столицы Абхазии, причем в округе №3 – аж десять. А аутсайдер в этом плане – Гальский район.



Многие наблюдатели занялись сейчас и другой классификацией: по каким мотивам люди идут в депутаты. Одна из газет высказалась примерно так: одни, мол, озабочены благополучием страны, другие делают политическую карьеру, третьими движут и вовсе корыстные интересы. Хотя тут есть немалая доля правды, тем не менее нарисованная черно-белая картинка, на мой взгляд, слишком упрощенно отражает жизнь с ее обилием тонов, полутонов и красок. Начать хотя бы с того, что очень трудно представить себе политика, начисто лишенного личных амбиций, честолюбия. Есть немало и таких, кто, будучи искренне убежден, что его законотворческая деятельность крайне нужна народу Абхазии, в то же время решает для себя «двуединую» и даже «триединую» задачу…

Я же попробую разделить выдвинутых кандидатами в депутаты (думаю, что почти все они будут зарегистрированы) на несколько групп.

Первая – это действующие депутаты, многих из которых уже можно назвать профессионалами в этом виде деятельности. Валерий Кварчия, например, «пропустил» только один созыв. Ныне действующие выдвинуты в большинстве округов.

Вторая – оппозиционные политики, для которых нужна, в первую очередь, парламентская трибуна. Из них никогда еще не были депутатами Парламента лидеры партий Рауль Хаджимба и Якуб Лакоба, а также Ахра Бжания, Аслан Кобахия, Александр Студеникин. А вот Вадим Смыр и Руслан Харабуа уже были запомнившимися депутатами второго созыва и готовы пополнить ряды оппозиционных парламентариев созыва пятого.

Третья – это группа потерявших в разное время и по разным причинам свои посты (Вахтанг Пипия – вице-премьера, Александр Адлейба и Алексей Тания – сотрудников Администрации президента, Херсон Дашелия, Давид Чагава – судей) и желающих с опорой на избирателей доказать, что у них есть еще порох в пороховницах и напрасно, мол, с ними так… В какой-то мере и ко второй, и к третьей группам можно отнести и экс-премьер-министра Анри Джергения.

Четвертая – люди верные исполнительной власти и решившие попробовать себя на депутатском поприще – Заур Зарандия, Марина Гумба, Наталья Каюн.

Пятая… Вот тут я уже не буду приводить персональных примеров, поскольку и лично почти ни с кем из них не знаком, и опираться могу только на разговоры. Говорят, что многие ломанулись в депутаты исключительно для решения личных проблем, лоббирования своих и друзей частных интересов. Например, набрали у государства кредитов и не знают, как их вернуть. Упорно говорят и том, что есть среди выдвинутых наркоманы. А поскольку медосвидетельствование их не предусмотрено, одна надежда – что их в Паламент не пропустит избиратель. Правда, в органы местного самоуправления такие все же «просачивались» и потом умирали от «передоза».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG